Читать секс рассказы и эротические рассказы для взрослых.

Лучшие порно истории для ценителей жанра — самые заебатые порно-рассказы.


Секс история: Сашка

Это невыдуманная история первого сексуального опыта между мной и моим лучшим и единственным другом – Сашкой. В то время мне было 17, а ему – на год меньше, знали друг друга мы уже 10 лет, но до сих пор весь секс заключался лишь во взаимных мастурбациях, ничего большего мы не могли себе позволить вначале по незнанию, затем из-за постоянно мешающих то его, то моих родителей. Но как-то раз нам предоставился прекрасный случай – наши родители уехали на целый месяц в отпуск и мы остались вдвоем в огромном доме, а следить за нами было поручено его старшей сестре. На улице было мерзопакостно, дома – скучно. Во все возможные игры было переиграно и заняться было решительно нечем. Пока я наконец-то не решился сделать ЭТО. Хотя я его хотел и уже был готов, но как именно подступиться к нему с этим, я еще не знал, боялся быть неправильно понятым, боялся что он обидится и уйдет. И тогда я решил сделать это исподволь, как-бы само собой получившееся. Мы затеяли возню и через некоторое время я оказался сверху него, опершегося на колени и локти и отчаянно пытавшегося меня сбросить. Я просунул руку у него между ног и сквозь джинсы нащупал два шарика. Взяв их в руку и немного сдавив я произнес: «Твои дети в моих руках», на что он уже не ответил, а только перестал двигаться, лег на живот и весь напрягся. Я понимал, что он сейчас чувствует и продолжая держать его одной рукой за яйца, другой уже расстегивал его джинсы. Он не сопротивлялся и ничего не говорил. Пожимая его шарики я стянул с него джинсы, плавки и задрал рубашку. Видимо, тут я ослабил внимание и каким-то образом выпустил яйца из рук. Чем он не приминул воспользоваться и вот уже я сам лежу на животе, а он держит меня за то-же самое место. Кто-же знал, что выйдет так, совершенно наоборот? Он настойчиво раздевает меня, путается в молниях на джинсах и при этом все сильнее сжимает мои яйца. Мне уже становится не по себе, временами боль пронизывает тело и я прошу его отпустить. «Нееет, братец» – отвечает он, – «теперь ты попался в собственные сети» и продолжает все сильнее «катать» мои шарики. Наконец я не выдерживаю и соглашаюсь сделать все что угодно, только-бы он отпустил. Он перестает сдавливать, но не отпускает и приказывает раздется. Делать нечего – я раздеваюсь. «А теперь вставай тут и расслабься» – говорит он и, все еще продолжая держать меня одной рукой, другой берет мой член и медленно начинает мастурбировать. От все усиливающегося блаженства я расслабляюсь и… И чувствую, как его член настойчиво, но неумело, невпопад пытается войти в меня. После нескольких безуспешных попыток он отпускает обе руки, берет меня за талию, просовывает член между моих бедер и начинает плавные движения. Наконец-то освободившись, я отстраняю его, раздеваюсь до конца и раздеваю его. Мы оба давно уже понимаем, чего хотим. Далее все происходит без единого слова, как в немом кино: я снова встаю на кровати, опершись на локти и колени, он подходит сзади и на этот раз легко входит в меня. Навалившись грудью мне на спину, он начинает плавные движения тазом, а руками гладит мою грудь, медленно опускается к животу, берет в руку член, оголяет головку и медленно потрагивает ее пальцами. Прильнув губами к моей шее, он жадно втягивает кожу в рот. Одна его рука мастурбирует мой член, другая медленно гладит бедра и пах. Вот его движения становятся все резче, но нет – кончить сейчас я ему не могу позволить. Я отстраняю его и прошу встать так-же. Он нехотя соглашается и я с необычайной легкостью вхожу в него. В моей руке начинает биться его напряженный член, вот уже он необычайно напрягается всем телом, сжимает меня, затрудняя движения и… Он кончает. Сперма несколькими толчками выбрасывается на так предусмотрительно подстеленную простыню и он медленно расслабляется. Я продолжаю поглаживать его опадающий член и кончаю сам. В него. О, это блаженное чувство невесомости! Не вынимая члена из него, я не удерживаюсь и всем телом наваливаюсь на него. Его конечности не выдерживают и мы вместе падаем на постель. Я переворачиваю его на спину и вижу счастливый огонек в его голубых глазах. «Я люблю тебя!» – произносит он и обнимает меня за шею. И вот уже я чувствую во рту его горячий язык, а животом – его медленно напрягающийся член. Я двигаюсь и ложусь своим животом на его и вот уже в соприкосновение входят наши члены. Мой член снова встает и выделяет смазку. И вот уже там горячо и скользко, а мы совокупляемся губами и членами. Через какое-то время я предлагаю пойти в душ и мы, не одеваясь, отправляемся туда. Вначале мы просто смываем с себя пот и сперму, потом, намыливаем друг друга с ног до головы, и продолжаем взаимные объятия и поцелуи. Вымывшись, мы идем в спальню и ложимся под легкую простыню. Я переворачиваюсь лицом к его ногам и мне в губы упирается твердая и вместе с тем нежная головка его члена. Я чувствую, что мой член уже погрузился в его рот и нежно облизывается языком. Губами я обхватываю его головку и также начинаю поглаживать языком. Он нежно покусывает меня зубами и от этого становится еще более приятно. Я в точности повторяю его движения, он придумывает другие, я снова повторяю и так далее. Руками я обнимаю его за талию, раздвигаю и пожимаю ягодицы. Он гладит мои бедра и все быстрее и быстрее двигает языком. Я нахожусь уже на грани – еще чуть-чуть и я кончаю прямо ему в рот. Он сглатывает, облизывается и продолжает сосать мой расслабляющийся член. О, какое-же это блаженство! Я забываю обо всем и выпускаю его член изо рта. Он так-же выпускает мой и с недовольным, прямо-таки обиженным видом принимается мастурбировать, повернувшись ко мне спиной. Как-же я могу допустить, чтобы мой лучший друг был на меня обижен? Я обнимаю его, отстраняю его руки и продолжаю быстрые движения своими. Вот он уже выпрямляется в струнку и в этот момент я встаю перед ним на колени и снова беру его головку в рот. Струя спермы ударяет мне в горло. Я чувствую ее приятно – солоноватый вкус и сглатываю эту божественную влагу. Он поднимает меня с колен, укладывает в постель, накрывает одеялом и ложится рядом сам. Прижавшись и обвив друг друга руками и ногами мы, уставшие и довольные, засыпаем, чтобы завтра снова проснуться вместе и продолжить это блаженство.

Секс история: Сашка

Нежная музыка играет за дверью, а мы наслаждаемся друг другом при свете диковенного фонаря. Полная ванна расслабляет наши тела и мысли текут, словно капля меда по щеке. Мы пьем красное вино и попеременно наблюдаем за рубиновыми отблесками и искрами в наших взглядах.

Вино начинает действовать и я замечаю на твоих щеках волнующий румянец. Плавно беру тебя за ногу и неторопливо растираю cтупню. Мне нравиться наблюдать за выражением твоих глаз: они постепенно мутнеют и теряют сосредоточенность. Твои пальцы уже у меня во рту, а горячий язык находит самые чувствительные зоны, о которых ты даже и не подозревала….

Вода нежно обнимает нас и я хочу разделить с тобой радость уединения. Руки ложаться на колени и плавно скользят вниз. Чувствую, как отделяются пузырики от твоей бархатной кожи и поднимаются вверх. Руки под водой ласкают твое тело и мы начинаем становиться с тобой единым пульсирующим организмом. Пальцы становятся непослушными, а мысли замыкаются на жажде удовлетворения… Левой рукой я осторожно исследую самую сокровенную часть твоего тела, которая трепетно отзывается на малейшее прикосновение. Ради таких мгновений и стоит жить!

Так приятно смотреть в твои глаза, твое возбуждение передается и мне, и мы уже не в силах удержаться от страстного поцелуя Ароматный шампунь охладит кожу, а нежные пальцы будуть втирать его в твои прекрасные волосы. Ты закроешь глаза и вся отдашься во власть чувственного наслаждения.

Пальцы сбегают на шею и твой пульс бередит мое сердце. Пены так много и руки жаждут танцевать на твоем теле, роскошых плечах, но груди … останавливают их и просят особенной любви… соски напрягаются и твердеют, из твоего приоткрытого рта вырывается стон удовольствия. Ты уже забыла обо всем и меня ужасно возбуждает твое первобытное женское перевоплощение Теплая вода расслабляет, но мы не должны ей поддаваться… Ты встаешь из воды и скромно накидываешь на себя полотенце, я не могу позволить тебе так просто уйти, твое начало так сильно притягивает мой взгляд: гладко выбритый треугольник манит, словно магнит….

Я нежно отодвигаю ногу в сторону и погружаю свой язык в самую пучину рая… Мне не нужен мед, мне нужна ты! Все нервы обострены и я чувствую каждкю клетку твоего тела. Пусть все оставят нас в покое, мы уже вне времени и пространства… Мне так приятно думать о том, что ты ждешь меня и я не должен заставлять тебя ждать… Обливаюсь холодной водой и выхожу в мерцающий полумрак.

Такое ощущение, что ты спишь: глаза закрыты и на губах играет легкая улыбка :)!

Пока меня не было, ты включила кассету с Энигмой и эротическая музыка заполнила всю комнату.

Пушистое покрывало отодвигаю в сторону и замираю от божественного вида твоей фигуры.

Не обращаю внимания на твой сонный вид, опускаюсь к тебе и начинаю ласкать….

Язык уже не подчиняется мне и начинает жить своей жизнью, он любит тебя и доказывает свою преданность…

Твой бутон расцветает, твердеет и дарит мне божественный нектар… я пью его и замираю от счастья…

Ты не открываешь глаза, но вся приходишь в движение. Я поднимаюсь выше, целую пупок, живот, втягиваю в себя грудь…

Язык, словно сумасшедший, описывает круги вокруг сосков.. рот открывается и я накрываю своими губами твои нежные губы. Я трусь о тебя и нежно целую твое лицо, твои глаза, твой лоб, втягиваю в себя твою щеку..

Пальцы подсказывают мне, что ты уже готова… ты вся исходишь сладким нектаром, но еще не время…

Переворачиваю тебя на живот и начинаю массировать твое нежное тело…. Я опускаюсь рядом, продолжая поглаживать твою спину, возбуждение сменяется сладостной усталостью…

Ты уже на верху, и, прижимаясь ко мне своим естеством, начинаешь массировать мое усталое тело. Вот оно счастье, нет больше печали и неопределенности… ты рядом, ты прикасаешься ко мне и я готов умереть от счастья!!!!!!!

Ты переворачиваешь меня на спину и моему сонному взгляду открывается прекрасный вид на твою шикарную грудь, тонкую лебединую шею и белые мягкие плечи.

Я кладу свои руки тебе на грудь и нежно сжимаю твои бутоны. Своими руками ты помогаешь мне и я уже весь горю в предвкушении всепоглощающей страсти…

Мое мужское начало наливаемся кровью и с безудержной силой рвется к тебе.

Приподнимаю тебя за гладкую и упругую попку, а ты направляешь меня в свои ворота блаженства….

Господи, до чего же ты внутри сладкая… Первое погружение захватывает меня, перехватывает дыхание, а по телу проносятся мириады неведомых ощущений…

Чувства готовы затопить нас безудержной волной и мы уже чувствствуем себя влюбленными ангелами из потустороннего мира…

Я вдыхаю твой аромат, раздувающимися от возбуждения ноздрями, и наблюдаю в мерцающем свете свечи за твоими красивыми движениями.

Мое тело растворяется в твоем и я уже чувствую то, что ощущаешь ты… Музыка не вносит дисбаланса в нашу гармонию, а вывод нас на новый уровень единства.

Мои руки блуждают по твоему телу, изучая непознанные секреты взаимного наслаждения.

Палец ложится на твой розовый бутончик и начинает нежно растирать его. Наши дыхания сливаются воедино и я начинаю осознавать, что уже совсем скоро ты потеряешь контроль над собой…

Я кладу тебя на огромные подушки и, раздвинув ноги, вхожу в тебя без остатка. Колечко в головке трется о твои самые эрогенные зоны и уже не в силах сдержаться, ты выгибаешься дугой, крепко сжимая мое орудие. Я слишком шорошо тебя чувствую и уже сам не в силах обуздать накатившую волну сладострастия… выхожу из тебя и поливаю твой живот горячей струей нежнейшего крема…

На твоем лице самая прекрасная улыбка счастливой женщины и я улыбаюсь тебе в ответ. Целую твой живот, слизывая нектар любви и предвкушаю наши нежные ласки и прикосновкеия перед тем, как погрузиться в сон в объятиях любимой..

Секс история: Сашка

1. Палыч

Он шел навстречу, глядя прямо на меня. Я его не знал, и поэтому оглянулся, ища, кому может быть адресовано его внимание. Но он смотрел явно на меня и явно узнавающе. Я отвел глаза и хотел проскользнуть мимо, но он твердо взял меня за локоть и быстро заговорил:

– Подожди! Не уходи! Или ты, как всегда, торопишься? Нам нужно поговорить. Я приглашаю тебя в ресторан. Только не уходи!

Ключевое слово «ресторан» было произнесено, что и решило дело. Я уже два дня толком не жрал, с самого отъезда Ленки, с которой по полной отрывался целую неделю, растрачивая свои силы и деньги. Молодое тело настойчиво требовало мяса, поэтому я согласно кивнул, не разбираясь в том, что это за мужик и откуда меня знает.

Он сделал заказ самостоятельно: солянка и язык. Как будто действительно знал мои вкусы. Но, как ни странно, угадал.

– Ну, как отдых на море? Не скучаешь?

– Да, не дают.

Он внимательно глянул мне в глаза:

– Ты сейчас не один?

– Сейчас один! Ленка два дня назад уехала. Отхожу понемногу. – Я улыбнулся. – А вообще девчонок много. Правда, деньги закончились. Но что-нибудь придумаем!

– Вот как? Ленка? Что-то изменилось в твоей биографии?

– А почему бы и не быть Ленке? Мне, слава богу, девятнадцать!

– Я не о том. Опять крутые жизненные повороты? Опять перемены?

Я вылупил глаза, не понимая, о чем он, но счел за лучшее промолчать, по крайней мере, до конца ужина.

– Почему ты тогда ушел? Тебе все настолько не дорого? Это твое право – уходить когда угодно и куда угодно. Но настолько не уважать мое отношение к тебе, что даже не предупредить об изменениях?

Наверное, он псих. Я даже не понимаю, о чем он говорит. Я твердо решил молчать и не отрывал взгляда от жратвы. Еще не хватало, чтобы ужин закончился, не начавшись.

– Я никогда не навязывался и не буду навязываться. Но если мне говорят, что я нужен, что я очень нужен, то я верю. Тем более, когда слышу это от дорогого для себя человека.

Дорогого … Приехали … Может лучше все же уйти? Черт с ним, с ужином. Очень уж неуютно с человеком, у которого настолько поехала крыша. Я торопливо жевал, хватая кусок за куском, чтобы успеть насытиться до того, как придется свалить. Кто-то остановился за его спиной, ткнул в плечо и заржал:

– Палыч? Какими судьбами? Вижу, нашел, наконец, свою девочку?

Его лицо окаменело. Он медленно повернулся к говорящему и сквозь сжатые зубы процедил:

– Пошел вон!

– Па-а-а-лыч, ты что? Ну, нашел и нашел! Что ты вздернулся из-за какого-то … Я хотел сказать …

– Вон!

– Ты сильно-то не выступай, здесь тебе не Питер! Можно и схлопотать …

Ответом был короткий жесткий удар в челюсть. Парень упал. Палыч сгреб его рубашку на груди и буквально вынес за двери ресторана. Он тотчас же вернулся, сел, положил свою руку на мою:

– Не расстраивайся. Мало ли идиотов? Не бери в голову. Но он – подонок, и ждать от него можно всего. Давай-ка быстрее завершать ужин и – домой. Я за тебя боюсь, ребенок.

Я быстро все умял и встал. Палыч даже не притронулся к пище. Мы вышли из ресторана и пошли к спальным корпусам. Мой был справа, а его слева. Мы остановились.

– Спасибо! – Я даже не знал, как я его должен называть. – Пойду, пожалуй, что-то сегодня немного устал. – Палыч молча смотрел мне в глаза и молчал. Становилось неуютно. Не зная, как лучше расстаться, я протянул ему руку:

– Пока!

Он медленно взял мою руку в свою, крепко сжал, и я ощутил, какая она большая и горячая:

– Прощай, ребенок! – Он резко повернулся и крупными шагами стал удаляться. Я смотрел ему вслед, и, наверное, поэтому не заметил появившихся сзади двух парней. Удар пришелся по затылку, и я медленно провалился в мягкую пустоту …

2. Я – Сашка

… Я с трудом разжал свинцовые веки. Тупая боль в затылке не помешала отметить, что этот белый лепной потолок мне не знаком. Где я? Ясно, что не в своем номере. Я скосил глаза. В кресле у окна сидел Палыч. Сколько ему лет, интересно? Наверное, 35-40. Старый, конечно, но красавец – профиль, шевелюра, фигура. Бабы по таким сохнут, это уж точно. Стоп! Мы же расстались! Он ушел к себе. Как же я у него оказался? И что же так башка-то болит? Я пошевелился. Палыч быстро подошел:

– Ну, вот, очнулся, слава богу! Хорошо, что я не успел далеко уйти – услышал твой крик. Эти – убежали, но я знаю, кто это был. Позже разберемся! – Он приложил руку к моему лбу:

– Болит? – Рука приятно холодила голову. – Сашка, Сашка! Вечно с тобой одни неприятности!

Я тупо соображал: почему Сашка? Меня зовут Костей. И вдруг что-то стало до меня доходить. Нас было двое братьев. Я не знаю, как так получилось, но родители при разводе нас разделили, по обоюдному согласию. Сашка остался с мамой. Я – с отцом. Нам тогда было по пять лет. Лет до десяти мы довольно часто виделись. Потом стали видеться где-то раз в год. А сейчас и вовсе перестали – нужды не было. Доходили слухи, что Сашка профессионально занялся танцами. А вот похожи мы с ним были всегда – просто одно лицо. Наверное, и сейчас, раз Палыч нас спутал. Сказать ему, что ли? Расстроится, конечно. Ишь, как светится весь? Кем же Сашка приходится Палычу, что так ему дорог? Может Палыч – мамин родственник?

– Тебе придется полежать у меня дней пять, если не хочешь загреметь в больницу. Не против? – видно было, что ответа он ждал с некоторым напряжением.

– Да, нет, конечно! – я замялся. – Только не удобно как-то …

– С каких это пор ты стал таким щепетильным? – он улыбнулся и сел рядом. – Не бойся, я на твою честь покушаться не стану. – Помолчал и добавил: – Без твоего желания, конечно.

Нет, все-таки с головой он не в ладах. Бредит, что ли? Немного приду в себя, и сваливать надо. Господи, какие у него глаза – в таких утонуть можно! С ним что-то твориться, это точно! Взял мою руку в свою, а сам дрожит – я же чувствую. А что со мной? Состояние такое, как будто его волнение передается мне. Ерунда какая-то. Не знаю, как и сказать, что я – не Сашка. Может и не надо: будь что будет!?

3. Наше первое утро

Его рука ласково ерошила мои волосы. Я открыл глаза: – С добрым утром!

– С добрым. Сейчас – кофе с бутербродами, а потом – перевязка и укол.

– Укол-то зачем? – я поёжился. С детства не терплю уколов.

– Земля в рану попала – лучше перестраховаться.

– А куда укол?

Он мягко улыбнулся:

– Ну, не в голову же! В задницу, конечно!

– А вы … ты – доктор?

Он изумленно глянул на меня:

– Сильно же тебя в голову долбанули! Я уже пятнадцать лет доктор! И с каких это пор ты со мной на Вы?

Я сметелил жратву за две минуты, а Палыч тем временем налаживал шприц:

– Ложись на живот. И трусы стаскивай.

Я медлил. Первый раз в жизни я должен был предстать с голой задницей перед чужим человеком. Ни слова не говоря, он быстрым движением оголил нужное ему место. Я непроизвольно сжался.

– Так не пойдет! Расслабься! – Он шлепнул меня по ягодице. Я еще больше напрягся.

– Тебе так больно будет! Что с тобой? Или ты меня стесняешься? – Что-то в его голосе и вопросе мне не понравилось и насторожило. Я не понял, что. Просто какое-то ощущение.

А потом – как ожог от тепла его ладоней, легко скользящих вдоль поясницы, бедер. И напряжение тела действительно постепенно спадало. Стало уютно и спокойно в этой доброй ласке чужих рук. И только знакомая дрожь в его ладонях все нарастала и нарастала. И уже нет легкости в их касании: они обнимали, вбирали, впитывали, срастаясь со мной в единое целое. И хотелось лететь им навстречу, отдаваясь жадной ласке, потому что такого мощного зова мое тело еще никогда не испытывало.

– Все, хватит! – Он тяжело дышал. – Сейчас потерпи! – Легкий тычок иглы в ягодицу я почти не почувствовал. – Ну, вот и все. Можешь расслабиться!

Я только сейчас понял, что расслабиться мне не удастся – мой член колом упирался в матрас.

– Укол я уже сделал. Так и будешь валяться на животе?

Я быстро натянул трусы и одеяло. И только после этого рискнул перевернуться. И все же плоть предательски оттопыривалась. Я быстро подогнул коленки, но Палыч всё успел заметить и усмехнулся: – А я уж думал, что ты на меня совсем перестал реагировать.

Он ушел, а я лежал и думал: что это со мной было? И о чем он? И почему так странно отозвалось мое тело на чей-то расслабляющий массаж?

А ведь никакой это был не массаж. Он ласкал меня! Ласкал сильно, жадно, привычно! Да и не меня ласкал, а Сашку! А то, что душа рвалась ему навстречу и телу хотелось еще и еще, то это – обман, наваждение, которое нужно в себе убить.

А ещё я понял, кем Сашка был для Палыча!

4. Наш первый вечер

Палыч пришел с вином и фруктами. Он был весел, много шутил. И только ссадина на левой скуле портила его лицо.

– Упал? – Я кивнул на рану.

– Да, нет, пришлось немного помахаться. Не бери в голову!

– Это из-за меня? С тем парнем?

– Ну, что ты пристал? Все! Нет его! Главное – все закончилось хорошо, и он, надеюсь, теперь отсюда исчезнет! А еще важнее, что ты цел и невредим и скоро совсем поправишься.

И мы пили вино, много вина, и я купался в лучах его добрых глаз. Хочу ли я, чтобы он зажег свечи, как тогда, в Питере? Да, конечно, хочу! И уже мягкий мерцающий свет выхватывает из тьмы наши лица. И уже нет ничего желаннее, чтобы всё это продолжалось как можно дольше! И уже нет никого, кто мог бы нам в этом помешать.

Я плыл на волнах пьяного обожания. Я уже забыл, что всё это предназначалось не мне. Вот он, рядом. Его рука блуждает по моим волосам, лицу, плечам. И хочется зарыться в одежду на его груди и затихнуть в сильных его объятиях. И уснуть! Пусть даже навсегда!

Да, да! Конечно, я немного перебрал, я понимаю, Палыч! Я знаю, что мне столько нельзя, что я ещё слаб! Сейчас ляжем спать, а утром всё будет хорошо. Не надо меня раздевать, я сам, я ещё могу сам. А-а, ладно, делай что хочешь! Конечно, ложись со мной, мы поместимся. Ну, что же ты все дрожишь? Ты же уже большой … И сильный … И жаркий … Палыч! … Что же ты со мной делаешь, Палыч? … Да, я хочу … Да, мне хорошо …

5. Я и Сашка

Я любил его. Нельзя не ответить взаимностью такому напору любви, обожания и заботы. Плевать на странную роль, которая мне в наших отношениях досталась – на другую я точно был бы не способен. Но ему было со мной хорошо, и я был счастлив. А тот физический дискомфорт, который я испытывал, доставляя ему ежедневную радость – я смирился с ним, ведь иначе его счастье было бы не таким полным.Да и дискомфорт все больше исчезал.

Голова прошла, и Палыч, наконец, разрешил мне выходить к морю. Тем более, что мой враг, кажется, окончательно исчез. Я шел через холл гостиницы, когда вдруг громом грянул чей-то чуть слышный голос:

– А не подскажите, в каком номере остановился Рогов Виктор Павлович?

Это был мой голос, вернее это была точная копия моего голоса. И сам я, второй я, стоял у стойки администратора и задавал этот страшный вопрос!

Если бы обстоятельства были другими, то я, может быть, и обрадовался, увидев после стольких лет Сашку. Но сейчас я понял только одно: приехал – он, настоящий, и Палыча я теряю.

Я рванул на рынок, где Палыч, покупал фрукты. Увидев меня, он кинулся навстречу:

– Что случилось? Опять тебе досталось? Тот парень опять здесь?

Вот он – спасительный аргумент! Ну, конечно, ради моей безопасности Палыч пойдет на все!

– Да, я его опять встретил. Он не один и он мне грозил. Это хорошим не кончится. Палыч, миленький, уедем, сейчас же, куда хочешь. Не заходя в гостиницу! Прямо отсюда!

– Но мне нужно хотя бы вещи забрать!

– Я сам схожу за ними, я мигом, ты здесь жди.

– Подожди, я ничего не понимаю. Если они там и ты их боишься, то идти нужно мне, а не тебе! Что за ерунда? Ты мне объяснишь, в чем дело?

– Я не хочу ничего объяснять! – Я уже просто орал на него. – Постой здесь, я тебя прошу, и всё будет хорошо! Только никуда не уходи!

Не заботясь о том, стоит Палыч или попёрся за мной, я развернулся и что есть мочи понесся в гостиницу.

6. Сашка

Сашка сидел в холле в кресле и, видимо, ждал Палыча. Я рванул к нему, и он, приглядевшись, разинул рот, не зная, как ему на меня реагировать и что говорить. И все же родственные чувства взяли верх, и он расплылся в счастливой улыбке.

– Костик! Ты! Здесь! Какими судьбами?

– Да, это я! Здорово, Саша! Сколько лет не виделись! – Я тараторил как пулемет, поглядывая на входную дверь, больше всего боясь, что сейчас войдет Палыч. – А ты как здесь оказался?

– Да, вот ищу одного чудака. Вроде здесь остановился. У меня сейчас трудные времена – глядишь, поможет чем! А вообще-то у меня скоро гастроли, по Сибири. Танцую вот! – Он смущенно улыбнулся. Господи, одно и то же лицо, тот же голос. Не мудрено, что Палыч так обознался. Чудака ищет … Это Палыч-то чудак! Зачем ты ему, Сашка? Его любить надо, ощущать всем телом, всей душой, и этот большой самородок тепла и доброты засияет и засветится так, что до боли в горле захочется быть при нем, стать ему дорогим и нужным, чтобы сделать навсегда счастливым.

– Уходи, Сашка! – Я твердо глянул ему в глаза. – Уходи! Ты всё сломаешь, и ничего нельзя будет изменить. Для тебя это так, вздор! Ну, деньги нужны или что там. А для меня … Уйди!

Я задохнулся, лицо пошло красными пятнами, в глазах потемнело. У Сашки отпала челюсть:

– Ты, что? … С ним? – Он секунд десять пялил на меня глаза, и вдруг оглушительно расхохотался: – Ну, умора! Вот это сюжетик! – Он опять недоверчиво уставился на меня, но, видя мое состояние, посерьезнел:

– Извини, это я так, сдуру! Ладно, Костик! Пусть так и будет! Бери! Брат все-таки! Да и не я ему нужен. Он для меня слишком хорош! – Он вздохнул, подал руку для пожатия, но вдруг что-то дрогнуло в его лице, и он порывисто меня обнял. – Прощай! Может, и увидимся ещё!

Он ушел, а я столбом стоял посреди холла, глядя ему вслед и не зная, приобрел я сейчас или потерял. Все смешалось …

7. Палыч

… Я не знаю, сколько пробыл в полной прострации. Голова прояснилась, но на душе было гадко и тревожно. Я нехотя поплелся туда, где оставил Палыча. Большая толпа перегородила аллею, не давая пройти. Все глядели в одну сторону, куда-то за низкие кусты, что росли вдоль обеих её сторон. Продравшись сквозь толпу, я пошел дальше, но Палыча нигде не было. Я несколько раз обошел окрестные дорожки, закоулки. Палыч как сквозь землю провалился.

Я остановился, растерянно оглядываясь, и теряясь в догадках, куда он мог подеваться и что мне сейчас следует предпринять. И вдруг … Голову словно зажали в тиски! Нет! Только не это!

Я помчался, туда, назад, к толпе, расталкивая отдыхающих и сбивая не успевших отскочить толстых теток. Я рычал и бился, прокладывая себе путь вперед, уже точно зная, что там увижу…

Палыч стоял на коленях перед телом Сашки. В его ладони была Сашкина рука, которую он медленно гладил. Смотрел он куда-то в сторону, его губы шевелились. Все вокруг замерли, и в полном безмолвии стал слышен его свистящий шепот: – Уже никогда, мой мальчик …

Появились два санитара с носилками и стали деловито укладывать на них Сашку. Мешала его рука, зажатая в ладонях Палыча. С трудом они высвободили её. Палыч как будто очнулся, наклонился, поцеловал Сашку в лоб, встал и поплелся прямо сквозь заросли, не разбирая дороги. Он прошел в метре от меня. Я втянул голову, но это было лишним – он и так бы ничего не увидел. Это были глаза сумасшедшего …

8. Сашка и Палыч

Была кромешная тьма, когда я вполз в его номер. Я не черта не видел. Было тихо и страшно, но не от этого я дрожал: где-то там, впереди, билась в агонии искалеченная душа Палыча, которую я боялся доконать.

Глаза привыкли к темноте, и я увидел эту глыбу, валяющуюся на ковре. Он лежал на спине, мотал головой из стороны в сторону и мычал мотив какой-то колыбельной. Я полз и полз, подбираясь все ближе, пока не наткнулся на пустую бутылку. Он пьян. Может так и лучше.

Я тронул его за плечо. Он затих, приоткрыл один глаз, уставился. Его рука медленно ощупала мое лицо. Он глубоко вздохнул: – Ну, и как там, в раю, Сашка? – Потом замахал руками, как бы отгоняя наваждение, и опять замер.

– Голова болит, Палыч! Мне бы укольчик! – Я говорил спокойно, буднично, а он дико таращил на меня глаза. Потом суетливо стал подниматься: – Это мы сейчас, быстренько, в один момент! – И вдруг с диким криком: – Са-а-а-шка-а-а! – набросился на меня. Он сжимал мои плечи, руки, то отстраняясь, чтобы удостоверится, что все это наяву, то яростно стискивая в объятиях. Рычание перемешалось с безумным хохотом. Потом вдруг сгреб меня, прижал так, что я еле мог дышать, и забился в рыданиях …

… Мы лежали на ковре. Уже давно утихли судорожные всхлипы, ровнее стало его дыхание. И только руки все также крепко сжимали, защищая от всех бед мира. И в абсолютной тишине я ясно услышал: – Ты у меня есть! И будешь всегда! Тебя мне вернул бог! Я ничего не понимаю, но так, наверное, бывает. Но когда-нибудь, Сашка, ты мне всё-всё расскажешь …

Черта с два! Я твердо знал только одно, что с этого момента Сашка у него останется навсегда.

Секс история: Сашка

(Рассказ посвящается моему другу по «AО» Vovka)

Мороз крепчал! На здание центральной почты табло показывало – 26. Мне осталось, всего два квартала и я дома! Родители будут очень не довольны. Из дома я вышел было четыре часа дня, а сейчас одиннадцать вечера: И как назло, свою мобилу я не взял. С такими мыслями я семенил домой, ежась от холода, который как мне казалось, проник даже до моих прелестей! Повернув за угол, я увидел стоящего у подъезда пацана. На нем была не из теплых вещей куртка и как видно было не по зиме, осенние сапоги.. Он стоял, притоптывая ногами стараясь, согреется от холода: Я продолжил путь и вдруг меня окликнул этот пацан.. Эй.. парень.. ты не можешь одолжить мне мелочь на автобус. А то я приехал к тети, а дома никого нет, да и в подъезд погреется не зайдешь, домафон стоит, а ключа у меня нет.. А дома тетки нет. Соседи ответили, что уехала срочно к сыну в часть на присягу. Я его оглядел с ног до головы.. Да: долго он еще тут не простоит.. Околеет, однозначно околеет! Нет у меня денег, если хочешь.. пойдем ко мне домой.. я попрошу у родителей и тогда дам тебе.. Он задумался.. Спросил, а далеко тебе до дома, а то знаешь.. Я много уже не пройду, замерз совсем.. Да нет ответил я, совсем рядом: Только ты не очень обращай внимание если родки ругаться будут, за то что я так долго не был дома.. Он кивнул головой, и мы быстро поспешили к моему дому. Я позвонил в дверь, мне никто не ответил.. Спят.. подумал я: Открыл своим ключом.. и первое что я увидел это на зеркале в прихожей была записка: Сынок, заболела бабушка, и мы срочно с папой уехали к ней. Нас не будет не менее чем неделя. Будь умницей, ходи в школу. Убирай в квартире. Мы позвоним.. Вот это да, обрадовался я, хотя конечно.. бабушку жалко, но то, что родителей не будет неделю целую, меня это радовало.. Проходи, сказал своему незнакомцу. Сейчас я тебе денег на проезд наскребу. А сам подумал, а куда он сейчас поедет. Автобусы редко из-за морозов ходят, да и у меня квартира пустая, мне же веселей будет: Слушай: я обратился к пацану, как тебя зовут? Сашкой ответил он.. все еще стоя в коридоре и перебирая ногами.. А меня Максимом ответил я: Тогда я сказал… Знаешь.. у меня мысль, давай у меня переночуешь, а завтра утром уедешь домой. Да: я не знаю.. неудобно как-то. Сашка опустил голову: Да ладно, что ты: У меня родки уехали, я один.. мы с тобой оторвемся по полной программе: У меня тоже родители уехали и послали меня к тетки ночевать, а тетка тоже к Сережки поехала в часть: Вот и класненько, сказал я: Раздевайся, да проходи ты, что все к стенкам жмешься? Сашка стал медленно, как бы нехотя снимать сапоги, руки его не слушались, он даже не мог пальцами обхватить кольцо от молнии сапог. Эээ.. да ты дружок обморозился, сказал я и быстро подлетел к Сашку и начал помогать снимать с него одежду. Когда Сашка скинул с головы шапку: я обомлел… Это был ангел: Волосы цвета соломы по концам были в завитушках, большие, голубые глаза, красивые губы меня просто подкосили. Саш, а ты на девчонку похож.. только и мог сказать я.. так как у меня перехватило дыхание: Сашка, так же, как девчонка стеснительно опустил голову. Пройдя в зал, Сашка сел на диван и его начало просто колотить. Он пытался справиться с дрожью, но ничего не выходило.. Ты Меня ивини.. это я так.. замерз немного.. Щас все пройдет.. Не фига себе, да ты наверно часа четыре на морозе простоял.. Нет, два часа всего с заиканием произнес Сашка.. Не фига себе, Не фига себе все бубнил я.. Так, давай я ванну наберу воды горячей и ты согреешься: н.. не: нет.. сказал он: Щас скоро пройдет.. Да, что ты, меня стесняешь.. Иди сам в ванну и грейся. Можно я прилягу, попросил он.. Да, ложись конечно! Я кинулся в спальню, принес подушки, одеяло.. Укрыл его, подоткнув одеяло со всех сторон… У Сашки мелко стучали зубы. Ооо.. блин.. чего это я сразу не додумался.. В холодильнике есть водка: Сашка, давай я тебе сто грамм водки налью? Н.. не.. неет я не пью.. простучал зубами Сашка.. Так я тоже не пью, но тебе надои нужно.. Я принес водку, кусок колбасы и налил в стопку.. Пей, а то ведь помрешь,: Сашка поглядел на водку и скривился, а можно я колбасы съем, я очень есть хочу.

Да бери, в холодильнике еще есть.. ты только ешь и выпей.. вот посмотришь, поможет.. Не зря же в кино показывают, как от холода водкой спасаются: Мои аргументы подействовали на Сашку и он, кривясь, выпил всю стопку водки.. На колбасу накинулся с дикой жадностью, даже за хлеб забыл. Съев колбасу, Сашка опустил голову на подушку и вздохнул: Максим, а Максим позвал он меня. Ты знаешь, а мне хорошо стало, вот только ноги еще не отогрелись, а внутри жарко стало: И Сашка начал свой рассказ. Родители у него алкоголики, мать еще как-то работает, а отец лет десять бомжует. Что мать заработает, все напрочь пропивают. Тетя его, помогает Сашке, как может, она тоже без мужа, сына забрали в армию, и она еще больше стала уделять внимание Сашке. То джинсы купит, то рубашку, то денег подкинет на обед в училище. Ведь ему пришлось после девятого класса уйти учится в профтех училище, забыть о мечте поступить в институт на иностранные языки: А сегодня, отец избил его и выгнал на улицу. Он у друзей попросил денег на автобус и решил поехать к тете Свете. Приехал, а её нет, уехала к Сергею в часть: Денег назад поехать домой нет, А это совсем в другой конец города, да и далеко в сапогах осенних не уйдешь.. Вот и стоял он.. Ждал, сам не зная чего. Тебе сколько лет, спросил я У Сашки, мне 16 неделю назад исполнилось, ответил он, и мне тоже 16, только в марте мне будет 17. Я в одиннадцатом классе. Время было за полночь, я Сашке предложил, Сашка иди мойся и спать, а я тебе постелю как положено. Пока Сашка возился в ванне я успел постелить простынь на диван, положить еще одну лишнею подушку, а то вдруг он любит спать высоко как я? Мне стало очень жалко парня: Вообще я всегда мечтал чтобы у меня был брат или сестра. Лет до 13 я постоянно доставал родичей этим. Но родители у меня не хотели еще лишних забот и ограничились мной. Что-то долго там Сашка.. подумал я. Подойдя к ванне, я прислушался, журчит с крана вода.. его не слышно, не умер ли он там, в испуге подумал я и попробовал потянуть за ручку двери в ванне. Дверь оказалась не закрыта, мне представилась такая картина. Сашка обмотан ниже пояса полотенцем, стирает свои семейники, рядом уже лежат постиранные носки.. Он в испуге обернулся и сильно засмущался: Ты извини Максим начал он оправдываться.. Я вот.. немного мыло истратил: Просто я давно не стирался. Дома мыла не было и вот.. ну.. не свежее оно у меня.. извини: Я подошел, взял у него из рук трусы, развернул их: Стало очень больно на душе, больно за Сашку: Сашка судорожно вырвал у меня трусы, спрятав их за спину.. Я щас, я уже все, они до утра на мне высохнут заикаясь и краснея промямлил он. Брось их в ведро.. уже приказным голосом сказал я.. Да брось ты их, и носки к чертовой матери! Зачем, ну не надо, пожалуйста, забормотал он.. Его голубые глаза впервые умоляющее посмотрели на меня. Я принес ему пару новых трусов, даже этикетки еще не оторваны, вот тебе и носки. Не надо, не стоит стал умолять меня Сашка, Мне наверно не надо приходить было сюда: Не красиво это как-то, я не побирушка какая там! Нет Максим! Я не возьму. Саш, Сашка.. Ну давай так: Считай что я тебе даю в долг. Как только разбогатеешь, так сразу мне отдашь. Он посмотрел на меня потом на трусы. Конечно, таких клеевых трусов он в глаза не видел. Такие, фирменные трусы били очень дорогие и это был мой бзик, хорошие трусы и приличные носки моя слабость и родители никогда не отказывали мне в этом..

Хорошо Максим, я как что, так сразу, я не люблю долги.. Повернувшись ко мне спиной он быстро одел трусы, но какая у него была попка в этих трусика, слов нет… Трусы чуть светились и сквозь ткань были видны половинки Сашкиной попки.. Он повернулся ко мне: Впереди выпирал бугорок его членика… Ниже определялись его яички. На резинки так и висел не оторванный ярлык: Я нагнулся начал снимать ярлык и как бы нечайно коснулся этого манящего бугорка. Сашка как пораженный током дернулся. Но ярлык был уже снят: Классно, Сашок, тебе эти трусы идут, они голубые и глаза у тебя голубые: Припустив джинсы я ему показал, что и на мне голубые трусы… Ну блин, все как у голубых.. пошутил я Я тогда еще не понимал, что сказанное мной будет предначертание всей моей жизни! Передо мной стоял парень шестнадцати лет, стройная, чуть худощавая фигура от недоедания, но подчеркивающая всю его красоту тела. Мне нравилось в нем, что он как девчонка опускал глаза и краснел. Его губы как две маленькие птички при разговоре порхали. Его волосы словно стог сена прикрывали уши, заканчивались завитками. Я наверно лягу.. сказал Сашка.. Да, ложись.. Я тоже щас пойду к себе в комнату. Сашка лег, я потушил свет в зале и пошел к себе в комнату. Быстро разделся, я лег. Лежал и думал о нем, о Сашке: Мне до боли было его жалко. Ведь пацан хороший, не хам, не наглый и весь такой какой-то забитый.. Все прощение просит, извиняется, краснеет… Нет, сон не шел.. Я встал и включил комп, зашел в Интернет. Время было уже половина второго ночи. К моему удивлению в Асе сидел мой знакомый под ником «Vovka» Мы с ним перекинулись приветствиями: Я ему рассказал про то как я познакомился с Сашкой и как привел его к себе: Vovka долго молчал, потом сказал мне.. я не пророк и не провидец, но как мне кажется, Сашка это твоя судьба! Я не понял всего, что он сказал, но где-то внутри себя я чувствовал, что встреча с Сашкой не просто так ворвалась в мою жизнь. Я отключил комп, снова лег. Все думал.. как это Сашка, и моя судьба?: Спит он интересно или нет.. Я встал и тихонько заглянул в зал.: В зале было темно, но луна из окна светила прямо на Сашкино лицо. Он лежал с открытыми глазами. Саш, а Саш, ты чё, не спишь тихо спросил я: Сашка как бы обрадовался мне, повернувшись ко мне, он сказал.. Да так, хорошо у тебя, тепло, чисто. У тебя наверно очень хорошие родители? Не могу заснуть, наверно так мозги промёрзли, что пока не оттают, не засну: И что, ты так всю ночь будешь лежать и не спать спросил я? Да как то не привычно мне.. в чужом доме.. не могу сразу вот так.. заснуть… А ты Максим.. может со мной ляжешь.. поболтаем.. Я так наверно быстрей засну… Почему-то я обрадовался этому предложению.. Быстро принес подушку и одеяло со спальни и завалился под бок Сашки: У него было тепло, нежное, молодое тело излучало, что-то необычное, манящее, но что я не сразу мог понять… Мы лежали, Сашка рассказывал про свое прошлое: Я рассказывал ему про себя, родителей и что мне очень сильно хотелось иметь братика или сестричку:: Саш, а Саш, а у тебя девчонка есть. .!

Сам того не понимая, почему я спросил у него.. Нет.. ответил Сашка.. Дружил я тут с одной, но как только она узнала, что родители у меня алкаши, так в тот же день бросила: Глаза его сразу сделались хмурые. Он замолчал: Уставился в потолок. Мне стало жалко его.. Чтобы разрядить обстановку.. я сказал.. Ха.. и у меня девчонки нет щас: и тут же продолжил: Ну, были у меня конечно.. целовался там.. щупал, а вот спать с ними не спал еще.. А ты Сашка спал с девчонками? Нет, как бы краснея произнес он: и тут же: Спасибо тебе Максим за все, что ты сделал для меня, Сашка глядел прямо в глаза и в его лице отражалась неподдельная благодарность: Да не за что сказал я, и вдруг: вот так запросто поцеловал его, поцелуй был таким нелепым, что попал своими губами в его нос.. Ой.. сказал я, и как бы исправляя оплошность я снова поцеловал его, но уже в щеку: А можно и я тебя поцелую сказал Сашка… Ну, поцелуй с удовольствием ответил я.. подставляя щеку. Сашка наклонился ко мне, наши глаза встретились в темноте. В его глазах светилась сама нежность… Он коснулся моих губ, потом еще, еще: У меня перехватил дух, в горле сладко стало щекотать: Ты что Саш, уже дрожащим голосом сказал я. Сам не знаю, сказал Сашка и резко повернулся ко мне спиной. Ну что ты, Сашок, да ладно тебе: Ну хочешь.. я тебя тоже в ответ поцелую: И стал гладить его спину, потом мои руки перешли к торсу. Ну что тут такого Саш, мне тоже было приятно, когда вот так ласково ты ко мне… Я насильно повернул его голову к себе и впился в его губы… Максим, может не надо шептал Сашка.. Это как то не хорошо, как то не так: Я тоже понимал, что это как-то неправильно, так не должно быть. Но что то другое, то, что заполняло мою душу, делало свое дело.. Манило к этому пацану, мне хотелось утонуть в нем и растаять: Я опустился ниже.. стал целовать его шею, соски на его груди. Сашка лежал и только твердил.. Может не надо, а Максимка? Сам же в этот момент гладил меня по голове, намереваясь поцеловать. О боже!!! Я коснулся локтем его бугорка! Но это был уже не бугорок, его член просто рвал трусы просясь на волю: Сам даже не замечал, что мой пистолетик не меньше Сашкиного рывками пытается вылезти из моих трусов: Саш, ты возбудился, да? Ага… Очень даже сильно: Максим.. Может не надо.. давай остынем.. Как-то это не хорошо.. канючил Сашка, мы же пацаны? Но мне было уже не до совести и стыда.. Сашка, нам с тобой хорошо… спросил я. Очень! Ну что тогда стесняться, хочешь, я поглажу твой писюн? Нет, не надоооооооо,: Но я ответа не стал ждать.. Быстро, но нежно стал гладить его член через трусы: Сашка кинулся гладить мне.. Мы оба как очумелые стали воплощать все свои юношеские мечты, которые не могли реализовать до этого с девчонками. Я начал снимать с него трусы, член его был просто прелесть.. Не подумайте читатели, что я хочу приукрасить события и красоту его члена. Все так было, так оно и есть! Писюнчик Сашки был не очень большой, от 14 до 15 см. крайняя плоть наполовину закрывала головку, в разрезе головки виднелась капелька смазки. Яички его были подтянуты к члену. Член его постоянно вздрагивал, напоминая о том, что он сладострастно возбужден.. Сашка уже успел снять с меня мои трусы. Член у меня по моим меркам был немного больше его. Практически ничем не отличался от его члена. Такой же ровный и так же виднелась капелька на кончике писюна. Давай подрочим предложил я.. Давай ответил Сашка! Мы стали дрочить, в тот же момент как бы стесняясь друг друга делали вид, что это занятие у нас впервые: Я решил разрядить обстановку.. Сашка, а ты не так дрочишь как я.. Я тремя пальцами, а ты кулаком.. Да я не знаю как по-другому.. А вот так… Я быстро схватил его член и стал дрочить! Я впервые держал член парня: Он был теплый и твердый как камень: Шкурка на члене двигалась легко, Сашка стал стонать, в его глазах появились слезы: Максим, не надо, я щас.. ну пожалуйста.. блин.. я щас…. Я остановился,: Мне не очень хотелось чтобы все это быстро закончилось. Давай я тебе подрочу предложил он.. Давай и я быстро согласился. Я лег на спину, и он начал дрочить мне.. Это было что-то! Не сравнимо с тем, когда это делаешь своей рукой: Сашка, а погладь мне сразу яички.. мне будет очень приятно, попросил я: Сашка стал мять мои шарики и другой рукой дрочил мой член.. Мог ли я когда либо думать, что вот так.. запросто мне пацан будет дрочить мой член и гладить мои яйца?! Саш, я щас кончу.. только и успел сказать: Оооооо закричал я: Фонтан спермы вылетел из моего члена: с каждой секундой выбрасывая порцию спермы: Мне казалось, что этому никогда не будет конец. Я улетел, где я, в раю? Я открыл глаза, передо мной я увидел Сашкины глаза.. Максим, с тобой все ок? Да, милый Сашка.. Если бы ты знал, как это было клево! У меня это впервые! Сашка нагнулся ко мне и поцеловал меня в губы, я обнял его за шею и утонул в длинном, сладострастном поцелуе! После чего, я уложил его на спину, расположился у ног и стал дрочить его красавца: Я старался сделать все, что делал он мне, гладил яички, лобок, нежно мял промежность: … Все, чтобы моему Сашки было хорошо, чтобы было намного приятней, чем это было мне:

Сашка снова стал всхлипывать, он весь напрягся, уперся локотками о кровать…. И со стоном, диким, волчьим стоном стал бурно кончать: Сперма летела, стон, с нечеловеческим воем наполнило всю квартиру: Запах нашей спермы заполнял воздух, тем самым будоражил наши, мальчишеские, еще никогда не знавшие секса души… Сашка обмяк, полежав так с минуту.. он протянул руки ко мне: Обнял меня, прошептал на ухо.. Максим, мне кажется, что я люблю тебя!

Сашка жил у меня, пока не приехали мои родители! После того, как родители успокоились после приезда.. я начал с далека. Мам, мам, пап.. у меня к вам разговор: И все рассказал им: Про встречу с Сашкой, про то как он замерзал, про то как я ему налил сто грамм водки: Все: кроме нашего с ним секса. Мам, я бы хотел вас попросить, чтобы Сашка жил с нами. Родители замолчали,: Потом сказали, сходи в магазин.. купи сахара.. А мы с папой подумаем.. Я схватил деньги и улетел. Сахар я купил давно, но все ходил вокруг дома.. давал родителям хорошо подумать.. Я знал, не в сахаре дело, просто родителям надо было без меня вслух обсудить мою просьбу: Сашка скоро придет с училища, что я ему скажу? Мне становилось больно.. Ведь я полюбил его, полюбил его как девчонку. Без него я не мыслил себя в этой жизни: Всю неделю мы с Сашкой отдавались утехам. Сашка до сегодняшнего дня так и остался скромным и стеснительным: Каждый вечер после училища Сашка начинал наводить порядок дома. Он любил мыть посуду, мыть полы и очень нравилось стирать.. Дома этим ему приходилось заниматься постоянно.. мать всегда пьяная, да и денег на порошок никогда не было.. Только и оставалось.. покупать мыло хозяйственное и тереть им белье, до мозолей! А у меня… засыпает порошок в стиральную машину-автомат, включает её и садится на корточки, наблюдая как она стирает сама.. Было видно, что Сашка ждет приезда родителей моих и каждый день он меня просит отпустить его домой к себе. На что я категорически отказывал ему, и все его доводы заканчивались моим поцелуем его губ… Только мычание и было слышно! Сегодня он утром как всегда встал рано.. Быстро прибрал и так чистую кухню: Сказал мне: Максим, если родители за беспорядок будут ругать тебя, так ты.. это: не обижайся, я просто не успел все прибрать.. Да и сегодня я наверно домой пойду к себе. Нельзя же вот так нагло.. как это я делаю.. Ты извини, конечно,: Я был в шоке.. Сашка ты что.. я же не смогу без тебя.. Саша, лапочка ты моя, Сашка милый, не делай этого.. Я же дня без тебя не проживу! Вот так я Сашку уговорил, зайти ко мне вечером… Только обязательно зайти. Для себя я решил: Если родители не разрешат, уйду, уйду с Сашкой где бы он не жил, там я буду!

И вот.. сейчас там, дома, родители решают: мою судьбу! Я замерз, решил идти домой: что будет! Ведь еще час и придет Сашка.. С этой мыслью я открыл дверь в квартиру… Мать готовила на кухне, отец сидел у компьютера и получал письма, которые накопились за неделю его отсутствия: Тишина, мне стало тревожно. Я зашел снова в зал, мать открыла шкаф и что там перебирала: Я смотрел на мать и ждал, ждал приговора: Максим, обратилась ко мне мать: Думаю вот эта зимняя куртка подойдет ему, а к следующей зиме мы ему новую купим!!!! Мамка, вы с папкой у меня самые лучшие родители! Я от радости подпрыгнул до потолка, чуть не разбив люстру!

Уже темнело, Сашка все не появлялся. Я не находил себе места: Сашка, мой малыш, ну где ты, мне без тебя плохо!!! Но Сашка не пришел! Всю ночь я не спал, ходил по комнате, подбегал к окну.. все, надеясь, что вот.. услышу скрип снега от Сашкиных ног.. Я не пошел в школу, Родители ушли на работу.. А я ждал, моего Сашку! И вдруг.. звонок в дверь: Я пулей полетел открывать… Но у порога стоял грязный, обрюзгший от пьянки бомж.. Тебя, что ли Максимом зовут, да, ответил я, и глазах моих потемнело, от страшного предчувствия чего-то, того, что может быть с моим Сашкой! Бомж продолжал: Я это, того.. с КПЗ только сейчас.. Там пацан сидит за убийство своего отца, защищая свою мать: Он просил передать тебе вот это: И протянул мне маленький обрывок тетрадного листка: Там было только несколько слов: ПРОСТИ МЕНЯ МАКСИМКА.. Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ! ПРОЩАЙ!!

Мир для меня не стал существовать. Без Сашки мне нет жизни… Ноги, руки отказались двигаться, к горлу подступил комок, который не давал мне сказать что-то, в голове шум, звон смешались.Я потерял сознание: Меня увезла скорая: Нервный срыв.. констатировал невропатолог. Я лежу, не помню сколько, неделю или две.. Мне без разницы. Все что-то хотят от меня, медсестры, врачи, родители.. Что-то все говорят мне, говорят и говорят А я слышу Бу бу бу бу: Я отворачиваюсь.. я никого не хочу видеть. Сашку посадили, убил отца!!!! И я опять проваливаюсь: Бу бу бу слышу голоса, не разберу, о чем там они все говорят, мне все равно.. Сашки нет! Мне так плохо! И снова я лечу в темную пропасть! Из темноты я вижу эти милые глаза: Сашка, Сашка почему: где ты, А эти глаза мне улыбаются и говорят мне, Я с тобой, я с тобой Максимка… И снова пропасть.. лечу: Резко бьет в нос, что это.. запах противный.. Тьфу ты, нашатырь: Открываю глаза, а передо мной Сашкины глаза: Я закрываю глаза: опять мне мерещится: Максим, я с тобой: Это же я.. Сашка! Меня отпустили до суда: Мне сказали, что больше чем условно не дадут: Максик, нуууу: очнись! Да, это мой Сашка, настоящий и живой! Я обнял его, прижался к нему, слезы невольно катились с моих глаз на Сашкин свитер. Хм.. это же мой свитер!!!! Все таки хорошие мои родители.. промелькнуло у меня в голове…

Читателей прошу не судить меня строго