Читать секс рассказы и эротические рассказы для взрослых.

Лучшие порно истории для ценителей жанра — самые заебатые порно-рассказы.

Самые заебатые порнорассказы » Мигель Лопес. Часть 2

Секс история: Мигель Лопес. Часть 2

Глава 3

– Знаете, что мне не нравится в этой истории, сэр? – сказала агент Ламберс, после того как дергающееся на экране тело Роджера Гергстоуна наконец затихло, – 30 дней по 16 загадок в каждом означает 480 загадок, которые надо было запрограммировать в систему. За ним должна стоять целая группа специалистов.

– Знаете, что МНЕ не нравится в этой истории, Ламберс? – мрачно ответил агент Лопес, – очевидно, мы имеем дело с серийным убийцей. Или несколькими серийными убийцами.

– Кроме этого видео, на диске находится также старый шедевр с Дженнис. Однако файл называется по-другому, и в конце видео появляется какое-то число. Я попробую Вам показать.

Ламберс отмотала в конец видео и после нескольких попыток удачно затормозила изображение. На черном фоне экрана виднелось кроваво-красное число 154362072.

– И что это значит?

– Отдел еще работает над этим. Пока что не удалось установить никаких взаимосвязей между цифрами.

– Черт побери, ну так поторопитесь! Что-нибудь еще удалось установить?

– Удалось установить личность пострадавшего. Это – Роджер Джергстоун, гитарист.

– Гергстоун. Я бывал в его клубе. Хороший был парень. Хороший гитарист. Я еду в клуб, Ламберс. Если будут какие-нибудь результаты, сразу звоните. Неважно, в какое время суток.

Лопес вернулся из клуба мрачный и подавленный. Несколько дней работы не принесли ни малейшего результата. Ламберс была права – за убийцей стояла немаленькая группа людей. Работая в отделе, Лопесу довелось повидать многое: акты мести якудзы, русской мафии, свидетелей Иеговы, наконец – просто сексуальных маньяков. Однако такой жестокости, тонкости и такого количества со стороны преступника ему не доводилось никогда. Лопес поцеловал на ночь свою четырнадцатилетнюю дочь, выпил рюмку коньяка и отправился было спать, как внезапно зазвонил телефон. Звонила Ламберс.

– Сэр, – взволнованно говорила девушка – я знаю, что означает число. Сначала я пыталась найти взаимосвязь между отдельными цифрами. Я думала о том, что он – программист, и перевела все целое число в двоичный код, тогда я обнаружила, что периодически повторяется комбинация 100…

– Не томи, Ламберс.

– В общем, это четыре больших буквы, кодированные в ASCII. IMAX.

– И что к чертям собачьим означает IMAX?

– Это 3D – кинотеатр. Второе видео Дженнис – это другая половина стереоскопической сьемки.

– Я ничего не понимаю, Ламберс.

– я все объясню на месте. Приезжайте в IMAX, он находится на перекрестке уоллес – стрит и 4-й авеню. У нас нет подходящего оборудования для просмотра стереоскопических изображений, поэтому я договорилась с директором кино.

Через полчаса Лопес и Ламберс видели во втором ряду кинотеатра и внимательно рассматривали изображение через поляризованные очки. Долгое время не происходило ничего, чего не было бы видно на двухмерном варианте. Картина, которая представала перед глазами агентов, была не для слабонервных. Угол между камерами был выбран так, что до окровавленной, содрогающейся от боли распятой девушки, казалось, можно было дотронуться рукой. Жуткая сатанистическая атмосфера помещения и угрюмая апокалипсическая музыка довершали картину. Внезапно на экране появились прозрачные расплывчатые буквы: «Здравствуйте, агенты. Полагаю, вам жутко интересно, где находится тело мистера Гергстоуна, точнее, то немногое, что от него осталось. Что ж, оно находится в маленьком, но очень красивом городке под названием Эвервуд. На его окраине стоит заброшенная церковь. До свидания, господа!»

Глава 4

Лопес и Ламберс стояли перед старым кирпичным строением, служившим церковью в былые времена. Штурмовая бригада затаилась возле дверей. По команде специалисты S. W. A. T. ворвались в здание. Внезапно послышались выстрелы. «Все чисто, сэр. Мы обнаружили труп» – услышал Лопес голос из рации. Он вошел в здание.

– Что за стрельба? – спросил он командующего.

– Извините, сэр. Мы приняли труп за живого.

Лопес огляделся и понял, почему возникла такая ситуация: тело Гергстоуна стояло на ногах и целилось из пистолета на входную дверь. Лопес обошел его и увидел конструкцию из сваренных металлических труб, поддерживающую тело. Глаза трупа были широко открыты, и издалека Гергстоун действительно выглядел как живой. Лопес забрал у тела незаряженный пистолет, позвал медиков и спокойно осматривал тело, как вдруг его внимание привлек рисунок на шее выглядевший на первый взгляд татуировкой. Лопес присмотрелся внимательно – и не поверил своим глазам: татуировка представляла собой набор сильно стилизированных цифр, стилизированных настолько, что на первый взгляд было трудно понять, какие именно номера они собой представляли. Эти цифры образовывали домашний номер телефона Лопеса.

Дрожащими руками Лопес вытащил мобильный телефон, уронил его, поднял заново и выбрал в меню свой домашний номер. «Господи, святая дева Мария» – думал он, – «только бы дочь взяла трубку!». Прошло несколько гудков. Лопесу показались вечностью эти несколько секунд. Обливаясь потом, он изо всех сил вслушивался в каждый шорох, исходящий из динамика телефона. Гудки внезапно оборвались и послышался уже знакомый Лопесу обработанный компьютером голос.

– О, агент Лопес! Какая неожиданность. Я уже давно собирался познакомиться с Вами.

– Послушай меня, ублюдок, – быстро заговорил в трубку Лопес, – если хотя бы волосок упадет с….

– Заткнись, старый осел, – перебил его голос, – сейчас ты не в том положении, чтобы угрожать мне. Ты будешь делать в точности то, что я тебе скажу. Если ты сделаешь хоть один неверный шаг – то твою дочку ждут страдания, которых доселе не испытывал ни один человек. Твоей дочери введены два платиновых электрода в центр боли головного мозга. Если я включу компьютер, ей придется играть против него, со временем в качестве главного приза. Временем отсутствия напряжения на электродах. Поверь мне – не существует более изощренного способа замучить человека. А теперь ты будешь слушать меня очень внимательно. Ты вместе с агентом Ламберс поедешь в маленький городок под названием Гринвуд. У тебя есть ровно полчаса, это означает движение с очень большой скоростью. И еще – ты никому не скажешь ни слова. Если я замечу что – либо подозрительное – ты получишь свою дочь обратно по частям. До свидания, агент Лопес.

Лопес понесся к машине. «Ламберс!», – закричал он, – «Сюда! Скорее!». Девушка испуганно посмотрела в его сторону. «Ламберс!!!» – заорал он. Ламберс подбежала к машине.

– Что случилось?!

– Быстро в машину!!

Понтиак Лопеса взревел четырехлитровым мотором и одним мощным рывком вылетел на шоссе. Он успел отъехать на 30 метров, как внезапно за его спиной прогремел каскад мощных взрывов. Лопес ударил по тормозам и посмотрел в зеркало: церковь стояла в огне, земля вокруг была раскурочена, как после воздушной атаки. Телефон, который Лопес все еще судорожно сжимал рукой вместе с рулевым колесом автомобиля, вдруг пискнул и на его дисплее появилось сообщение. «не понимаю, почему вы стоите, агент Лопес. Похоже, у Вас много свободного времени? 20 минут». У Лоппеса сдали нервы, и в глазах появились слезы. Он придавил газ и помчался по шоссе, резко набирая скорость. Ламберс была в шоке от происходящего и не могла понять, что вокруг нее происходит. Тем не менее, ей пришло в голову, что так быстро набрать СМС можно только сидя за клавиатурой. Связавшись с бюро, она потребовала как можно быстрее найти местоположение компьютера, с которого ушел запрос на СМС.

– НЕТ! – закричал он и выбил телефон из ее рук. – Он находится у меня дома! У него моя дочь!!

Лопес гнал изо всех сил мощную машину. Несмотря на позднее время, на шоссе царило умеренное движение, и Лопесу приходилось постоянно вилять. Плохая развесовка понтиака и несколько раздолбанная подвеска то и дело срывали задние колеса в занос, каждый раз заставляя Ламберс визжать от страха. Наконец они были в городе. Лопес резко затормозил машину прямо посреди шоссе и набрал свой домашний номер.

– Я в городе. Я успел, я вовремя. Дай мне поговорить с дочерью.

– Коур – стрит 23.

– Пожалуйста, дай мне поговорить с дочерью! Я никому ничего не сказал! – Лопес изошелся в рыданиях. Позади него начала собраться пробка, водители принялись истошно гудеть.

– 5 минут.

Лопес нажал на газ. Машина дернулась и заглохла. » О, нет, боже, только не сейчас!» – подумал он. Он повернул ключ, но мотор даже не шевельнулся. С отчаяния, Лопес принялся биться лбом о руль машины. Ламберс принялась на него кричать, пытаясь заставить его остановиться. Затем он выскочил из машины и понесся по улице. «ФБР!» – закричал он, завидев группу людей на улице. «Где находится Коур – стрит?». Один из них показал в сторону центра города. Лопес помчался с невероятной для человека с его комплекцией скоростью. Улица оказалась совсем недалеко. Он подбежал к дому, выхватил телефон, однако дверь отворилась и последнее, что удалось воспринять воспаленному рассудку Лопеса – это сильный удар прикладом в лицо.

Глава 5

Специальный агент ФБР Мигель Лопес медленно открыл глаза. Сознание постепенно возвращалось к нему. Голова раскалывалась от боли. Мигель попытался приподняться, однако ему стало настолько дурно, что он тут же вырвал на пол. Морщась от боли и чувствуя ужасную слабость, Мигель отполз в угол и сел, облокотившись о стену. Сколько времени он тут находится? Наверное, сутки? Его сознание все еще упорно отказывалось воспринимать случившееся.

Дверь отворилась, и в комнату вошел человек в черной рясе. Лопес сразу узнал его, это был тот самый палач с видео. Вместе с ним в комнату вошли двое других людей внушительных размеров. Они скрутили руки Лопесу и повели его в другую комнату, заставленную мониторами и системными блоками. На одном из мониторов Лопес увидел страшную картину: его маленькую дочь, прикованную к креслу очень странной формы. Из ее головы торчали два металлических штыря, от которых тянулись провода.

– Не волнуйтесь, Мигель, имплантацию производил очень профессиональный специалист, который полжизни вживлял электроды дельфинам. Единственное, что может угрожать Вашей дочери на данный момент – это Ваше нежелание кооперировать с нами. Поэтому я подготовил для Вас небольшое представление.

С этими словами человек быстро вытащил телефон, набрал какой-то номер и скомандовал: «12 вольт, пожалуйста».Девочка тут же принялась истошно кричать, ее мышцы принялись судорожно сокращаться. Картина была просто ужасна.

– Нет! – истошно закричал Лопес. – Я прошу Вас, прекратите! Я умоляю Вас!!!

– Все, хватит – сказал в трубку человек в черном. Девочка прекратила кричать, и теперь только рыдала, испуганно озираясь по сторонам.

– Я извиняюсь за подобные методы, однако я думаю, только что увиденное принесет куда больше эффекта, чем пустая болтовня.

– Что Вы хотите от меня? – тихо спросил Мигель.

– Мы хотим придать Вам новый смысл жизни, Мигель. Санчос Ромодьего. Наверняка Вы еще помните это имя. – он нажал несколько клавиш, и на экране появилась его фотография.

Мигель помнил. Ромодьего был самым влиятельным торговцем наркотиков во всей Южной Америке.

– Два года назад был представлен перед Федеральным Судом, после тяжелейшей пятилетней работы ФБР. Невиновен по всем пунктам обвинения. Сколько было пунктов обвинения, Мигель?

– 26 – хмуро ответил он.

– Невиновен, за недостатком улик, во всех 26-ти пунктах обвинения. Скажите, Мигель, как это возможно?

– По – Вашему, я в этом виноват? Я был бы счастлив видеть этого подонка за решеткой.

– Меня не интересует, кто в этом виноват. Ромодьего совершил большую ошибку, он объявил мне войну. Я позаботился о том, чтобы в руки ФБР и Интерпола попала информация. Эта информация далась дорогой ценой моим людям. И что я вижу в результате? По какой-то совершенно непонятной, иррациональной причине этот человек все еще находится на свободе, развлекается со шлюхами и отравляет страну кокаином и оружием. Он совершил ошибку, он возомнил себя Богом. Я хочу, чтобы Вы использовали свою власть, чтобы найти его. Вы отделите от него его конечности и удалите его глаза. Каким образом Вы это сделаете, меня не интересует, но он должен остаться в живых. Чем раньше Вы справитесь, тем быстрее вы получите Вашу очаровательную дочь обратно. У Вас есть какие-либо вопросы, мистер Лопес.