Читать секс рассказы и эротические рассказы для взрослых.

Лучшие порно истории для ценителей жанра — самые заебатые порно-рассказы.


Секс история: Курорт

Неделю тому назад мне справляли мое 16-ти летия, и вот мы едим в Крым на курорт. Сейчас середина января, мы взяли лыжи, и другое приспособления. Ехали мы двумя семьями, наша, и семья папиной сестры, теть Анжелы. Кстати они подруги с самого детства, и именно теть Анжела свела своего брата, и мою мать.

По приезду туда мы сняли четырех комнатный дом, со всеми удобствами, один зал, и три спальни, одна для меня, вторая для мамы с папой, а третья для теть Анжелы, и дядь Виктора. Мы приехали на курорт на две недели. Днем мы катались на лыжах, а вечером любовались закатом, и сидели возле камина, самое любимое мое место, это на гамаке, который весел возле камина. Ложились рано, так как сильно уставали. Три дня нечего не происходило, на четвертый день папа узнал о походе, на четыре дня, и мы стали собираться, мы это папа, я, и дядь Саша. Мама, и теть Анжела не захотели, так как побоялись обморозить кожу. Все уже было готово, и уже на пятый день, мы стояли в назначенном месте сбора. Папа уплатил билеты, и страховку, время отхода назначено на 14-00. По глупости мы перепутали время, и приперлись в 13-00. За час ожидания, я захотел пить. Оставив папу, и дядь Сашу, я побежал в кафе, где находились, мама, и теть Анжела. Зайдя в забитое кафе людьми, я едва увидел маму, и теть Анжелу, они сидели в компании двух парней, и двух пожилых людей. В этом кафе всегда было так, никто не смотрел на сидящих за столиком, а просто садился за свободное место. Я подошел к ним.

– Валентин, а ты что не ушел?

– Нет мам, папа перепутал время встречи.

– Так во сколько отход?

– В 14-00.

– Так поспеши, уже 13-57.

– Да, дайте попить!

Я хлебнул минералки, и рванул к месту встречи, уже все собрались, и собирались отходить. Я одел рюкзак, в это время к нам подошел следопыт, и сказал:

– Извините, но детям до 18 лет, поход запрещен!

– Как запрещен!

– Разве вы в кассе не читали объявления!

– Нет! Что в этом плохого, что он пойдет!

– Нет, нечего плохого, но фирма не собирается нести ответственности, за ребенка.

– Я беру ответственность за него!

– Я хорошо вас понимаю, но нельзя. У меня сын такого же возраста, но из-за этого закона, я тоже не могу его взять!

– Давайте мы вам доплатим!

– В этом походе, я не вижу, ничего страшного для детей. Извините, но не могу! Вы можете сдать билеты, и вам вернут деньги!

– Пап, идите без меня, вы мечтали об этом походе, а я с мамой, и теть Анжелой побуду!

– Хорошо, тогда иди в кассу, и сдай свой билет, а деньги потрать на свой удовольствие. Хорошо!

– Хорошо, пап.

– Еще раз извините, я бы с удовольствие брал бы детей, но нам не разрешают. Тогда мы пойдем!

Группа, людей пошли по тропинке в лес, а я побежал в кассу. Взявши деньги, не заходя в домик, пошел в кинотеатр, и посмотрел фильм «Возвращение болотной твари». Возвращаясь домой, уже начинало темнеть, и подымался мороз. Дверь была не закрыта, свет в доме не горел, кроме как в зале. Я тихо зашел, решил нанести сюрприз маме, и теть Анжеле. Зайдя в прихожую, я видел через приоткрытую дверь зала, маму, и рядом с ней сидячего молодого парня. Это был один из кафе, они сидели держа фужеры с вином. Я тихо снял куртку, и принялся расшнуровывать ботинки. Когда я следующий раз взглянул в зал, увиденное мной меня шокировало. Молодого парня не было, а мама лежала на диване, свитера на ней не было, она расстегивала последнюю пуговицу, на блузке, а после сказала:

– Валера, помоги снять лифчик!

К ней подошел тот самый парень из кафе, его вид меня шокировал еще больше, он был уже в одних трусах. Мама сняла блузку, и повернулась к нему спиной, он смело расстегнул крючок, и мамин лифчик упал на пол. Мама стала развязывать поясок, на спортивных штанах, а после вовсе опустила их, вместе с трусиками. Когда штаны, и трусики отлетели в сторону, мама легла на диван. Валера подошел к маме, на нем еще были трусы, сквозь который выделялся его возбужденный пенис.

– Вика, ты ведь хочешь его, не так ли?

– О, дорогой, не томи меня, покажи своего мальчика. А то моя сучка уже вся истекает влагой!

Валера снял трусы, а мама раздвинула ноги, и согнула их в коленях. Он же незамедлительно оголил головку члена, лег на ее, и засунул член ей в пещерку, они обнялись, и стали целоваться. Валера не забывал о движении таза, и сквозь поцелуй я слышал мамино сопение. Самое странное, что я не осуждал ее, и от этого в голове у меня была каша, у меня кружилось в голове сразу две мысли: как бы я хотел быть на месте Валеры, и делать с ней тоже, что делает сейчас он, и где сейчас теть Анжела. Если она была бы здесь, то этого ничего не произошло. Но эта мысль сразу вылетела у меня из головы, как только теть Анжела промелькнула в обнаженном виде из одного конца зала в другой, а после назад, в руках у нее был тюбик с каким-то кремом. В это время мама уже порядочно стонала. Вдруг неожиданно Валера перестал свои движения.

– Валера, ты уже кончил!?

– Нет, дорогая. Я хочу, тебя в задний проход попробовать!

– Валерчик, у нас может этого не получиться!

– Почему?

– Потому, что на средине анального секса меня тянет в туалет!

– Не понял?

– Клизменная реакция у меня. Из моей практики, у меня только два из десяти были удачными.

– Ну, Вика!

– Анжела, кинь и нам крем!

– Подожди, Женя сейчас головку смажет. А вот лови!

– На, Валера! Обработай вход!

Я наблюдал, как мама стала на четвереньки, а он намазал палец кремом, и ввел маме в задний проход. Где-то с минуту он водил его туда сюда, мама закрыв глаза немного посапывала. После он вновь оголил головку члена, и смазал ее кремом, а после устроился сзади, и спросил:

– Ты готова!

– Я всегда готова! Только не сильно грубо, как ни как это анус, а не влагалище!

Он раздвинул ей ягодицы, и стал медленно погружаться. Где-то с минуту он погружался в нее, а после стал медленно выходить. С каждым разом Валера увеличивал скорость движения, мама закрыв глаза стонала. Эта сцена продолжалась минут пять. Вдруг мама, словно пушечное ядро подрывается, и рванула в сторону двери, где стоял я. Когда она открыла дверь, и увидев меня, она не на секунду не остановилась, побежала в туалет. Странно вроде бы, не я маму застал с другим, а она меня подглаживающего. Я зашел в свою комнату, и сел на кровать, стал дожидаться смертного приговора. Через десять минут зашла мама, ее талия была обвязана полотенцем, а свои груди она прикрывала рукой. Она подошла ко мне, и села рядом.

– Я даже не знаю, как это объяснить:

– Из всего увиденного, я и так все понял!

– Валентин: о боже, у меня даже нет слов, чтобы как-то поговорить с тобой!

– Мам, успокойся. Я же не папа, увидав все собираться разводиться. Я тебя понимаю, ты слишком рано вышла замуж, у тебя было слишком мало парней. Другие женщины только в таком возрасте собираются замуж.

– Давно ты тут.

– С самого начала.

– И ты не зашел, не прервал:

– Мам, я не против чтобы у тебя были любовники! И будь уверена, что это останется между нами!

В этот момент, я услышал голос теть Анжелы:

– Вика, ты где, мальчики уже заждались!

Зайдя в комнату, она остолбенела увидев меня. У меня от ее обнаженного тела отнялся язык.

– В-В-Виктор, тоже з-з-здесь!

– Нет, папа и дядь Виктор пошли в поход, меня не пустили, поход до 18 запрещен!

Теть Анжела, убежала.

– Ты кушать хочешь?

– Да мам!

– Тогда я пойду туда, и что не будь приготовлю.

Мама удалилась. В зал я зашел только через минут 15. Все уже были одеты. Теть Анжела краснела при первом взгляде на нее. За нашим разговором, я понял, что Виктор женат, а его друг, и любовник теть Анжелы, в разводе. Через час нашего застолья я был пьян, и удалился в спальню, и быстро уснул. Проснулся я ночью, от холода. Видно мама забыла затопить камин на ночь. Я решил пойти к маме, но зайдя в комнату, я увидел маму лежавшую в обнимку с Виктором. Я взглянул на тумбочку, на ней лежала мамина не тронутая шелковая пижама, значит она спала голой. Я зашел в зал, кинул дров в камин, и лег на диван.

Утром меня разбудил Виктор, я оделся, и мы пошли завтракать. На улице стоял сильный мороз, сильнее чем обычно на градусов 8. Мы устроились в кафе за одним столиком, и принялись за завтрак. Под конец нашего пира, я пошел к стойке, чтобы заказать еще кофе, как в это время я услышал крики, и ругань.

– Ах, ты блядь, сучка, своего мужика не имеешь, так других арканишь!

Обернувшись, я увидел стоящую женщину возле нашего столика. Как я понял это была жена Валеры, и все ее крики были в сторону мамы. Я не стал дальнейшего оскорбления мамы, и решил вмешаться.

– Какое вы имеете право, оскорблять мою маму!

– Твою, кого?

– Маму, вам паспорта показать? И во вторых, у меня есть отец, который находиться в походе!

– Дорогая, успокойся, пошли на улицу, мы просто старые знакомые, и нет причин для ревности!

Жена Валеры, покраснела, а попытка извиниться у нее не вышла, они просто удалились, из кафе.

День шел своим путем, мы катались на лыжах, ближе к вечеру, мы пошли в кино. Маме не повезло, она лишилась партнера, в отличии от теть Анжелы. Наступила ночь, я затопил камин, теть Анжела со своим любовником, удалилась в свою комнату, а я решил спать с мамой, как не как вдвоем теплее. Я долго не мог уснуть, долго ворочался, по всей видимости мама тоже.

– Валентин, ты не спишь?

– Нет мам!

– Знаешь, мне немного холодно. Можно я к тебе под одеяло?

– Конечно!

Мама залезла ко мне, с минуту мы молчали, как вдруг за стеной заскрипела кровать.

– Анжела, никак не может успокоиться! Меня разбирает вопрос, почему ты, видев, что я с любовником, не воспрепятствовал этому?

– Не знаю!

– Тебя, наверное, возбуждала эта сцена:

После этого вопроса, мама нежно поцеловала меня в щеку.

– : а может тебе нравиться мое голое тело?

Вспоминая, тот вечер, я чувствовал, как я возбуждался, и мой пенис слегка встал.

– У тебя есть девчонка, с которой ты занимаешься любовью?

– Нет! А что?

– Я вижу, что я тебя немного завела?

С этими словами, мамина рука легонько дотронулась до моих трусов, в районе паха, и стала поглаживать моего мальчика. После, перевалившись на меня, так что ее лицо, оказалось напротив моего. Я лежал словно парализованный, я не знал что будет дальше. Моя рука словно по инстинкту легла на ее попку, и сквозь ее шелковые шортики, я чувствовал ее нежную кожу. Мама гладила мои волосы на голове.– Валентин, ты любишь меня?

– Да мам!

– А ты хотел бы любить меня сильнее?

– Не понял?

– Я имею ввиду:

С этими словами мама расстегнув свою рубашку, распахнула ее, выставив на паках свои прекрасные груди.

– : заняться сексом.

– Как они прекрасны!

– Подожди, я сейчас.

Мама удалилась. Через минуту она вернулась, с кружкой воды. После достав какие-то таблетки, закинула их в рот, и запила водой. Мама сняла рубашку, оставаясь в одних шортиках, легла ко мне.

– Иди ко мне, мой мальчик.

Она взяла меня за руку, и я лег на ее.

– Ты немного растерян, не так ли?

– Да!

– Не чего страшного, у тебя это в первый раз, возьми меня за грудь.

Словно робот, я выполнял ее приказы.

– Вот так. Пора тебя научить целовать женщин, прижмись ко мне губами.

Все происходило как во сне, мы целовались, моя рука не переставая массировала ей грудь. Я чувствовал как набухают ее соски. Не разрывая наш поцелуй, мама взяла меня за свободную руку, и потащила вниз, между своих ног. Мои пальцы почувствовали мокроту ее шелковых шорт.

– Сними мне шортики, и не забудь про свои трусы.

Я выполнил ее просьбу, и лег на маму. Мамина рука скользнула вниз, и легонько схватив мой пенис, оголила головку. Без слов я понял, что пора действовать, и я стал двигать талией вперед, ее рука направляла меня, и вот долгожданный миг, я на глубине. Первый раз я кончил быстро, второй раз я продержался немного больше, лишь на третий раз я смог довести маму до оргазма.

Когда я утром проснулся, мамы не было, и я был одет, я даже стал подумывать, не сон ли это. Одевшись до конца, я пошел в зал, там уже сидели все. Через час мы пошли в кафе, после теть Анжела со своим любовником пошли в кино, а мама меня потащила в дом. Как только мы зашли в дом, мама спросила.

– Ну, что дорогой займемся любовью?

– Да мам!

– Дорогой только давай без мам, либо дорогая, или любимая!

– Хорошо любимая.

– Тогда ты раздевайся, а я приму противозачаточные таблетки.

Мама удалилась, я раздевшись до гола, лег в кровать. Вскоре зашла мама, и стала раздеваться. Не одна девушка не раздевалась при мне, а мама это делала не стесняясь. Это было душезадерающее зрелище, как снимался лифчик, как слезали колготки по ее стройным ногам, во свои 34 года, мама была сексуально стройной, вот она сняла трусики, и легла ко мне. Обнявшись мы вновь стали целоваться. На этот раз мама была с верху, она стала на колени, нежно взяв мой член, и направила в себя, и стала приседать, я тем временем, держался за ее груди. Кончили мы вместе, мама легла рядом со мной, мы лежали, и не разговаривали.

– Валентин, тебе понравилось?

– Да мам, это было чудесно!

– Не когда бы ни подумала, что лишение твоей девственности, достанется мне!

– Мам, а ты когда лишилась девственности?

– Я?

– Да!

– Я, так же как и ты, первый раз я занялась сексом с папой!

– С дедушкой?

– Да!

– Это было в 14 – лет, на мой день рождения. В этот день, я сильно устала, гости разошлись, кроме дядь Олега, папиного брата, он помогал маме убирать со стола. Папа в этот день хорошо выпил, и лежал спал в моей кровати, от сильной усталости, я легла к папе, и уснула. Где-то через час я проснулась, мне хотелось пить, в доме была полная темнота, но в кухне горел свет. Маму также как и ты, я застукала в объятиях дядь Олега.

– В объятиях?

– Ну, это мягко сказано, она уже лежала на столе, с задранной юбкой, и опущенными трусиками, а дядь Олег уже вовсю работал своим поршнем. Я помню, что минут пять я стояла и смотрела на эту сцену, и плакала. Не помню как я очутилась в кровати, я лежала и думала. Где-то через час проснулся папа, с начало он проста лежал, после стал говорить что-то, я не вникала в его слова. Вскоре он заговорил о любви, и стал поглаживать мою ногу, неожиданно для меня он резко просунул свою руку ко мне под ночную рубашку, и слал пальцем кружить возле моего входа. Такой поворот событий меня шокировал, я лежала как парализованная, после его палец проник во внутрь меня, и стал натирать клитор. После он сказал: Вика, ты уже большая девочка, пора тебе стать женщиной! С этими словами он стал забираться на меня. Все происходило как во сне, когда его пенис проник в меня, я потеряла сознание. На утро я проснулась, моя ночнушка была в крови, папы не было. В этот момент зашла мама, я едва успела накрыть себя одеялом. Мама тогда работала медсестрой, и собиралась на сутки, она попрощалась со мной, и ушла на работу. Я тем временем застирывала, простынь, и ночную рубашку. Папа пришел ночью, я подала ему ужин, и мы легли спать, я долго не могла уснуть, одна мысль о происходящем прошлой ночью, начала меня возбуждать. Не знаю почему, я пошла к папе, и легла к нему. Он тоже не спал, мы долго лежали не говоря. «Вика, извини меня за вчерашнее, я был пьян, и не соображал!». У меня в голове что-то перевернулась, я встала с кровати, и сняла ночную рубашку, и сказала: «Пап, давай займемся любовью!».

– Ну и как?

– До самого утра, мы имели друг друга. Ой пора одеваться, скоро прейдет Анжела.

Мы оделись, через 15 минут они пришли, а уже через пол часа мы пошли ужинать. После ужина я растопил камин, теть Анжела открыла бутылку вина, и мы вчетвером сели за стол. Я, и мама долго сидеть не собирались, мы хотел пойти в кино. Было уже начало седьмого, я пошел на кухню, вернувшись от туда, я увидел такую сцену: мама стояла и расстегивала свои штаны, тем временем Сергей седел без штанов, и настраивал своего монстра.

– Мам, я наверное пойду!

– Валентин, подожди 15 минут. Я сейчас трахнусь, и мы пойдем!

– Ладно!

Я пошел в спальню, как мама и сказала она зашла через минут 15. Она зашла в комнату, на ней была только блузка, в руках она держала штаны и трусики, расставив ноги по шире она стала вытереть трусиками Сережино извержения, после надев свои новые трусики, и штаны, мы удалились. В кино мы едва не опоздали. Фильм оказался нудным, чтобы не терять времени зря, мы удалились на галерку, и провели весь фильм в любовных поцелуях. Выйдя из кинотеатра, мама засмеялась.

– Что, случилось?

– Подожди!

Мама достала зеркало, и платок.

– На!

Мои губы были в маминой помаде, я быстро стер помаду с губ, мама тем временем навела себе новые. Зайдя в дом, теть Анжела, и Сережа уже спали. Мы зашли в спальню, я разделся и лег в кровать, мама стирала косметику с лица. После она стала раздеваться, когда она сняла трусики, она провела рукой по своим нижним волосикам.

– Валентин, хочешь поиграть в парикмахеров?

– А что?

– Сделай мне прическу, на лобке!

Мама достала ножницы, расческу, и все остальное. Сначала я расчесал волосы, после состриг на толщину расчески. Когда я сбрил лишние волосы, и стирал полотенцем крем для бритья, я обратил внимания на ее губки, сквозь их сочился странная жидкость, которая страшно манила меня. Я не смог сдержаться, и я прильнул губами. Вкус был настолько сладок, что я не смог отвести своего рта. Мой язык проник в глубь. Я стал как бешенный лизать, мои пальцы развели в сторону мокрые губки, и предо мной открылось восьмое чудо света. Я чувствовал себя в роли пчелы которая собирает нектар. На время я поднял голову, чтобы взглянуть на маму-хозяйку чуда цветка, она закрыв глаз тихо стонала, ее руки были раскинуты по кровати, в которых она с силой сжала простынь.

– Не останавливайся, я молю тебя продолжай:

Я вновь прильнул губами, пытаясь по шире раздвинуть лепестки, я языком ощущал теплоту бутона, и вкус нектара. Неожиданно для меня, я языком почувствовал дрожащий бугорок, лизнув его, я почувствовал, что по ее телу побежала сладостная дрожь. Я не ошибся, это был клитор, пытаясь доставит маме большее удовольствие, я принялся его посасывать. Краем глаза я заметил как она нащупав свои трусики, скомкав засунула себе в рот, это было для нее высшее наслаждения. Вскоре я почувствовал как ее тело напряглось, и мама попала в мир оргазма. Слизав последние капли нектара, я взглянул на маму. Она до сих пор, лежала державшись за простынь, и смотрела на меня пьяными глазами, ее грудь высоко подымались, и опускались. Я достал из ее рта, уже полностью мокрые трусики, откинув их в сторону, я лег на ее, сначала я поцеловал ее в лоб, после в нос. Прежде чем целовать ее в губы, мы долго смотрели друг другу в глаза, после обнявшись мы долго целовались. Вскоре мама встала с кровати, и взявши меня за руку, стала поднимать. Я не сразу понял чего она хочет, я сел на кровать, мама нагнувшись ко мне поцеловала меня, после опустившись на пол. Закрыв глаза, я почувствовал, как ее язычок коснулся моей головки члена, а после вовсе погрузился в рот. Я понял, за то что я удовлетворил ее, она решила отблагодарить меня минетом. Это было прекрасно, мама делала настолько профессионально, что я не сдержался, и вскоре кончил. Неожиданно для нас, мы услышали скрип теть Анжелиной двери, не долго думая, мы прыгнули в кровать, и укрылись одеялом. Когда все утихло мы тихо оделись и уснули.

День начинался как обычно, обед мы устроили прощальный, ведь завтра должны были прейти, папа, и дядь Виктор. После обеда, мама, и теть Анжела, отвели Сережу в спальню. Откуда доносились стоны, мне стало скучно, и я удалился в кино. Пришел я поздно, Сережи уже не было, а мама, и теть Анжела уже спали, я пошел к себе. Утром меня разбудил папа, они уже вернулись с похода. Мы все пошли в кафе, и поседели там до обеда. После обеда я пошел в кино. Когда я вернулся, все еще были в своих спальнях. День как по мне был скучным. Пошел спать я рано, да и все остальные тоже полегли. Все остальные дни прошли, как обычно. Мы с мамой не раз занимались любовью, но это другая история.

P.S.

Всем кого интересует подобные направления секса, и те кто хочет пообщаться на эту тему, могут написать мне. А так же хотелось бы познакомиться с теми у кого были подобные связи.

Секс история: Курорт

Врач рекомендовал Олегу съездить на курорт для поправки здоровья. Была найдена фирма, проводящая медицинское обследование, заполняющая курортную карту, берущая на себя хлопоты по обеспечению жилья. Олег прошел медкомиссию, заплатил, сколько следовало за услуги, приобрел билет, и, через неделю был на месте, в известном курортном городке, знаменитом своими минеральными водами. Была ранняя осень, довольно теплая. Квартирная хозяйка, симпатичная женщина с мягким южным говором, показала ему его комнату, выдала ключи от квартиры и ушла по делам. Новоявленный курортник включил радио. Приятный голос Пьера Нарцисса, коверкая русские слова, запел:

«Белый, алый и заметный, очень ладный молодец.

Для девчонок заменяю лучший в мире леденец.

Просто ласково потрогай кончики моих ушей.

Ты запрыгаешь со мною выше кожаных мячей.»

Олег усмехнулся: «Это какой же такой лучший в мире леденец, который так любят девчонки? Про кончики ушей тоже неплохо». Он прошелся по городу, купил талоны на питание, записался к врачу для назначения лечебных процедур, потом решил купить абонемент в бассейн. Перед покупкой абонемента необходимо было пройти осмотр у врача, работающего при бассейне. Медичка сказала:

– Вы здоровы, сейчас я оформлю справку, берите абонемент. Но не торопитесь одеваться, я Вам хочу плавки предложить стильные, мужу привезли из Италии, но у него живот большой, смотрятся некрасиво. А Вы – мужчина молодой, спортивный.

– Спасибо, но у меня есть плавки.

– Да Вы взгляните все же, я Вам уступлю их недорого.

Она дописала текст справки, расписалась и поставила печать. Потом достала из шкафа действительно красивые плавки.

– Снимайте трусы.

– Но мне неудобно при Вас.

– А, оставьте! Я – доктор, и этим все сказано. Сейчас, только дверь закрою, чтобы Вас никто не смущал.

Она закрыла кабинет на ключ. Олег, краснея, снял трусы, глаза медички уперлись в гордость мужчины, а ее брови изумленно поползли вверх.

– О – о – о! Какой красавец! Простите, как Вас зовут?

– Олег!

– Я буду звать Вас Алик! А меня зовут Натали. Очень приятно с Вами познакомиться.

И она с чувством пожала обнаженный детородный орган мужчины.

– Э – э, я уже давно работаю врачом, но, право, таких экземпляров не встречала. Алик, у меня к Вам предложение: плавки Вы померите чуть позже, а сейчас, не откажите: Я хочу почувствовать ЭТО не только в руках! Ого, он уже вырос в размерах буквально на глазах!

Она моментально сбросила с себя халат и трусики, встала на кушетке буквой Zю и выставила нежную филейную часть на обозрение обалдевшего любителя поплавать.

– Извините, вообще – то я к Вам в город приехал лечиться.

– Ну и лечитесь себе на здоровье, пейте минералку, гуляйте! Но в свободное от процедур время: Да не томите Вы меня, я вся трепещу от ожидания чуда! О, боже, неужели с таким богатством Вы откажете слабой женщине?

Надо заметить, что фигурка у Натали была на загляденье и, узрев перед собой нежнейший зад похотливой докторши, Олег заметил, что его дружок окреп и налился силой. Раньше наш курортник занимался стрельбой, он представил себе, что две белые ягодицы – это мишень, а темнеющее углубление между ними – «десятка». Ну, а вместо спортивного пистолета – то, что есть. Он подошел к кушетке и начал медленно вводить, но женщина с силой насадила свой влажный бутон на его пылающий жезл. Она так самозабвенно крутила, вращала тазом, с такой энергией совершала возвратно – поступательные движения, что Олегу ничего не нужно было делать, только следить, чтобы бьющаяся «рыбка» не срывалась с его «остроги». Упражнения продолжались довольно долго, но всему приходит конец. Мужчина сделал все для того, чтобы партнерша опередила его всего лишь на какие – то мгновения. Натали слегка отдышалась и вновь набросилась на Олега с жадностью путника в пустыне, дорвавшегося до источника воды. Она усадила его на стул и работала своим язычком и губами. Когда живительная влага оросила ее рот, она облизнулась и спросила:

– Алик, ты надолго к нам?

– На 24 дня.

– Как это хорошо! Заходи ко мне чаще. Ну, теперь можешь идти в бассейн. Не забудь вымыть в душе причиндалы, разбойник! Знаю я Вас, мальчишек – грязнуль, так и норовите с грязным передом и задом нырнуть в воду. Хотя твоего петушка я отполировала языком!

Натали пыталась подарить мужчине плавки, как очень близко знакомому, но тот наотрез отказался. Тогда она уговорила купить их, но по символической цене. Олег в этот день плавал долго, но очень лениво. Красавица – докторша отняла у него много сил. После ужина отдыхающий решил пойти в концертный зал, где давал спектакль театр из областного центра. Спектакль был нудным, Олег чуть не заснул во время второго действия. Зато хорошо отдохнул после баталии с Натали. Когда он открыл дверь в квартиру, навстречу ему вышла хозяйка. Она укоризненно качала головой:

– Алик! Ну, сколько можно ждать? Я курочку приготовила, чтобы Вы вкусно поели, винца взяла, чтобы отметить начало Вашего отдыха.

– Простите, я приехал на минеральные воды подлечиться, на процедуры походить. А сейчас в театре был.

– Вот это да! Я ему женщину привела, лучшую подругу, а он – в театр. Нет, не подумайте плохого, я о подруге говорю в смысле – время провести. А процедуры, минеральные воды: Кто мешает? Утром – минеральные воды, вечером – «Рислинг»

– Да, а почему вы меня Аликом назвали? Так меня в детстве только называли мама, бабушка, знакомые.

Хозяйка хитро прищурилась:

– Хм! Только в детстве? А Натали?

– Что, она Вам ВСЕ рассказала?

– У нас город маленький, все друг друга знают. Наташа – одна из моих подруг. Не смущайтесь Вы. Я так поняла, что Вам, наоборот, есть, чем гордиться. Давайте лучше к столу. Это – Маша, моя подруга, я – Саша, ну, Вы помните. Машенька, а это – Алик.

Они выпили за знакомство вина и закусили его прекрасно приготовленной курицей. Затем хозяйка отправила постояльца принимать душ, а сама с гостьей принялась убирать со стола. Когда Олег после ванной зашел в свою комнату, то увидел, что на его кровати лежат и Саша, и Маша. Саша была в белых трусиках, а Маша – в черных. Больше на нимфах ничего не было. Увидев мужчину, они вскочили и бросились к нему; их грудки подрагивали на бегу, возбуждая аппетит.

– Сними с нас штанишки, наш властелин!

После выпитого вина перспектива эротических игр казалась очень привлекательной.

– Идите сюда, малышки, папочка снимет с вас трусы и помассирует ваши копчики!

«Малышки», весело визжа, бросились подставлять свои задки «папочке». Олег, растягивая удовольствие, медленно снял штанишки с Саши, пальцами помассировал внутреннюю поверхность ягодиц, погладил лобок и ввел палец между увлажненных губ киски. Он исследовал и Машину киску, ввел в нее палец, просунув кисть сзади между ее раздвинутых ног.

– О, властелин, покажи нам то, о чем мы мечтаем весь вечер.

Олег поднял руки вверх, как бы сдаваясь на милость женщин; они сняли с него трусы и застыли в восхищении. Мощный фаллос покачивался, как будто выбирая, в какой из двух цветков направить свое жало. Саша взяла его в свои нежные руки и начала ласкать, то сдвигая кожицу и оголяя головку, то вновь прикрывая ее. Маша зашла сзади и массировала ягодицы мужчины, иногда пропуская свою руку между его ног; тогда порция ласк доставалась яичкам. Олег отвел от себя руки женщин, подхватил на руки хозяйку и понес ее на ложе. Вторая женщина последовала за ними. Олег уложил Сашу на спину и, раздвинув ее бедра, забросил две прекрасные ножки на свои плечи и вошел в лоно хозяйки. Она тяжело дышала и постанывала, а ее подруга стояла рядом с кроватью, одной рукой лаская свою грудь, а вторую запустив в свой пушистый треугольник. Взяв первую женщину, Олег не остановился на этом. Он усадил обнаженную Машу в кресло, положил диванную подушку на пол, встал на нее коленями и, приподняв и раздвинув ноги второй женщины, легко проник в ее увлажненного зверька. Маша легонько вскрикнула от удовольствия, а Саша, продолжая лежать навзничь на диване, массировала свои груди и проникала пальчиком в свою залитую соками пещерку. Маша вскоре не выдержала натиска мужчины и сдалась на милость победителя. Но обе – и хозяйка, и гостья хотели еще отведать на вкус живительный нектар. Они уложили курортника на ковре на спину и принялись играть на его свирели, поочередно пуская в ход свои язычки и губы, передавая инструмент из рук в руки. Та, что исполняла соло на свирели, показывала подруге свое искусство, а другая, как представительница жюри, ревностно следила: все ли движения губ и язычка исполнительницы безупречны, нельзя ли к чему – нибудь придраться? Затем они менялись местами. Наконец, тело мужчины начало напрягаться, содрогаться и выгибаться в экстазе. Обе «музицирующие» подруги приблизили свои жадные ротики к источнику и, когда он зафонтанировал, стали ловить тягучую жидкость, легонько отталкивая друг друга в сторону. Конечно, часть драгоценного бальзама попала на живот и лобок Олега, но благодарные дамы своими языками совершили влажную уборку запачканного тела. Обе женщины были в полном восхищении. Они долго не давали Олегу одеться, поглаживая и нежно тиская его великолепный инструмент, бормоча слова благодарности за снизошедшую на них благодать. Наконец, по очереди пожали руками это чудо (как при рукопожатии) и сказали:

– Спасибо, Алик! Мы, конечно, понимаем, что не можем скрывать ЭТО от женской общественности города. ЭТО – достояние народа. Но, Алик, будь добреньким, на ужин ты – наш! Напитки и закуски от Саши и Маши тебе всегда обеспечены.

Олег уснул в эту ночь сном славно и тяжело потрудившегося человека. На следующий день, после того, как он выпил утреннюю порцию минеральной воды, и позавтракал, курортник отправился в городскую поликлинику на процедуры. Заплатив деньги и отсидев около сорока минут в очереди, Олег вошел в кабинет, где медсестра, быстро заполнив на него формуляр, попросила раздеться догола, уложила на кушетку и разложила на его пояснице специальный разогретый состав, завернутый в несколько слоев ткани, чтобы не нанести ожог пациенту. Олег задремал, приятное тепло разливалось по пояснице. Но вскоре сеанс закончился, в кабинку вошла медсестра.

– Лягте на спину. Ах! Меня не обманули! О, Алик!

С этими словами она ухватила пальцами его вялый предмет, который в опытных руках быстро увеличился в длину и в диаметре и образовал вертикаль к телу мужчины.Медсестра воровато оглянулась на вход в кабинку, распахнула полы халата; и тут выяснилось, что трусы с нее предусмотрительно сняты. Она движением опытной наездницы оседлала Олега и повела скачку. Курортник уже перестал удивляться, что становится в городе ходячей легендой, о которой все женщины уже знают, и которую с нетерпением ждут. Для него, похоже, уже открыты все двери, раскрыты все объятия и раздвинуты все ножки. Не переставая то как бы приподниматься в стременах, то опускаться на «коня», медсестра рассказала, что зовут ее Вера, и что она, вследствие своего имени, всегда верила, что бывают такие экземпляры в штанах у мужчин, которые могут доставить удовольствие ее широкой натуре. Натура, по правде сказать, действительно была довольно широкой, и Олегу не было тесно, как бывало при встречах с другими представительницами прекрасной половины человечества. Грудь, которую ласкал во время скачек «конь», была упругой, с большими сосками, кожа – нежной, и курортник вошел во вкус. Но прелестной наезднице нужно было продолжать прием пациентов, поэтому она наддала, чтобы быстрей добраться до финиша, и тут же заставила финишировать «коня». Докторша пожала в благодарность рабочий орган Олега, спланировала процедуры так, чтобы все они приходились на ее смену, и, довольная, продолжила работу.

На следующий день Олег решил прогуляться по окрестностям, благо погода стояла по – летнему теплая. После обеда он вышел за пределы городка и побрел по тропинке, пролегающей по краю леса. Гуляющих было много. Вдруг кто-то тронул Олега за руку. Эффектная женщина с высокой грудью дружелюбно улыбалась ему.

– Здравствуйте! Не откажите в любезности, составьте мне компанию. Только приехала из Москвы, знакомых никого нет, прогуляться хочется, но здесь все – таки лес. А Вы, я вижу, один.

– Хорошо. Идемте. Меня зовут Олег. А Вас?

Женщина остановилась и с интересом посмотрела на него. Взгляд ее блуждал от его лба до ступней, но уперся где-то посередине.

– Вот как? Уж не Алик ли вы случайно? Меня зовут Надя.

– Очень приятно. Да, почему – то меня здесь стали называть именем, которым звали в детстве. А Вы откуда знаете?

– Да, слухи о Вас ходят, что Вы секс – машина. По описанию узнала.

Они погуляли по опушке леса, потом Надя предложила отойти чуть в сторону под тем предлогом, что слишком много гуляющих. В лесу они увидели ежа, затем белок. Олег уже начал забывать о том, что он – секс – символ курорта, и наслаждался хорошей погодой и обществом красивой женщины, как вдруг Надя сказала:

– Ничего не могу с собой поделать. Хочу тебя!

Она прижалась к нему так, что он почувствовал ее большую горячую грудь и не менее горячие бедра, поцеловала, просунув свой язычок между его губ, и застонала. Естество Олега тут же среагировало на такой эротичный порыв, поднялось и уперлось в тело женщины. Она, почувствовав ЭТО, огляделась, быстро и ловко спустила брюки и трусы чуть ниже колен и, наклонившись, уперлась двумя руками в березу и грациозно оттопырила зад.

– Давай

При виде живописной обнаженной натуры плоть курортника затвердела, неприлично оттопыривая брюки, которые он тут же расстегнул и приспустил на бедрах вместе с трусами. Олег набросился на Надю, как хищный волк на трепетную лань, а она сдержанно постанывала, не забывая развратно двигать задом. Мужчина ухватил даму за нежные бока и насаживал, как курочку на вертел. Сок из «курочки» слегка подтекал, несколько капель упало на приспущенные брюки и трусы.

– Пока не зажарю цыпленочка до румяной корочки, не отпущу!

– Жарь быстрее, насильник, здесь не гостиничный номер! О – о – у!

Из горла «жертвы» исходили животные звуки, но «волк» был беспощаден. Женщина кончила первой, мужчина вслед за ней. Им еле хватило двух носовых платков, чтобы кое – как вытереть натекшие из обоих соки. Надя пожала рукой его джойстик (что уже стало входить в привычку у всех местных подружек новоявленного Казановы) и шутливо обиделась:

– Ну вот, придется теперь устроить незапланированную стирку. Впрочем, нет худа без добра, придешь завтра за носовым платком, продолжим наше пылкое знакомство. Я, соответственно своему имени, всегда надеялась, что найдется ненасытный жеребец, который оприходует меня, похотливую кобылку, в лесочке, возле дерева. И не только надеялась, но и твердо верила.

Вот так и проходили дни курортника Олега, ему приходилось нелегко, иногда требовался отдых даже его прекрасному, как вдруг выяснилось, инструменту. Дамы бывали недовольны, но позже признавали, что его язык и пальцы тоже творили чудеса. А что ты будешь делать, станешь творить чудеса любыми оконечностями тела, когда от тебя требуют, а твоя «дрель» «перегрелась» Но вот, дни отдыха пролетели, в последний день Олег решил пройтись по рынку, купить фруктов. Он уже сделал все покупки, когда дорогу ему преградила юная продавщица пирожков:

– Купите пирожок! Сделайте план бедной сиротке!

«Сиротка» оказалась симпатичной девушкой. Олег съел два пирожка, они познакомились. Ее звали Любой, она была студенткой, но подрабатывала на жизнь торговлей. Когда Олег назвал себя, она задумалась, потом молвила:

– Знаю, знаю. Вы – легендарный Алик.

Они поговорили еще, потом Олег пошел к выходу, по дороге свернул в общественный туалет. Там никого не было, тихо и пустынно. Не закрывая кабинку, Олег отлил, тут на его плечо легла рука. Он вздрогнул.

– Не бойся. Это я, Люба. Хочу твой леденец.

– Но как ты посмела сюда войти!

– Я здесь давно работаю. Вижу, ты один зашел, дай, думаю, рискну, вдруг там никого больше нет.

– Но я не хочу здесь.

– Неважно. Ты уезжаешь сегодня, мы уже не успеем. Если не здесь, то – нигде. Не вздумай шуметь, Алик. Я скажу в случае чего, что ты меня хотел изнасиловать. Снимай штаны, как говорится, знакомиться будем.

Она вынула из сумки газеты и разложила их на унитазе валиком, затем села на унитаз и взяла «леденец» в рот. Да, она была мастерица своего дела. Такого с Олегом еще никто не делал. Ее язычок летал от основания до самой маковки, она успевала все делать так быстро, что казалось, облизывание и посасывание сливаются в единое целое. Олег излился в сладкий ротик бурным потоком. Обменявшись с мужчиной руко – члено – пожатием и облизываясь после десерта, Люба поведала, что она, соответственно своему имени, любит ЭТО ДЕЛО. Кроме того, всегда надеялась и даже верила, что найдется достойный ее сладкого ротика источник наслаждений.

И вот уже курортник на вокзале. В купе было, кроме Олега, две женщины. Четвертое место оказалось пока свободным. Отъезжающий Олег выглянул в окно и увидел, что на перроне собрались все дамы, которым он сделал красиво: Саша, Маша, Натали, Вера, Надя. Нет, не все. Не хватало Любы. Поезд тронулся.

– Приезжай еще!

В это время на перрон вбежала Люба и успела передать Олегу в окно пирожки. Все дамы замахали руками, Саша и Маша смахнули навернувшиеся слезы. Поезд набрал ход. Олег сел на полку. Неизвестно, удалось ли ему подлечиться на курорте, но, по крайней мере, он окреп физически, в особенности были развиты вполне определенные группы мышц. В купе заглянула проводница.

– Так, билетики попрошу! О, Алик!

– Откуда Вы:?

– Так Вы ж местная знаменитость! Мастер своего дела. Подождите, я сейчас с делами разберусь, приду к Вам чайку попить, у меня варенье черничное есть. Так, Вас трое. Пожалуй, никого к Вам подсаживать не буду, четвертое место оставлю за собой.

Соседки по купе встрепенулись:

– Какая удача! Алик! Приятно с Вами познакомиться. Ира. Таня. Мы надеемся, что в пути у нас найдутся общие темы для разговоров.

И они обе уткнулись взглядами ниже живота Олега, где, как всегда, предательски бугрились брюки.

В это время включили поездное радио, и сладкий голос Пьера Нарцисса с приятным акцентом запел:

«Я Шоколадный Заяц, я ласковый мерзавец

Я сладкий на все сто, о – о – о!

Я Шоколадный Заяц, и губ твоих касаясь,

Я таю так легко, о – о – о!