Читать секс рассказы и эротические рассказы для взрослых.

Лучшие порно истории для ценителей жанра — самые заебатые порно-рассказы.

Самые заебатые порнорассказы » Киндрэт: Иная любовь. Часть 2

Секс история: Киндрэт: Иная любовь. Часть 2

3 глава.

Тем временем в особняке Тхорнисхов полным ходом шли приготовления к празднику. Взмыленные Йохан и Станислав в костюмах горничных метались по комнатам, смахивая пыль. Рейлен тем временем тщательно брила лобок обнажённой Хранье, лежавшей около камина. Рядом на столике стояла ваза с глазами и бокал крови. Миклош. окутанный аромат орхидей (Хранья поморщилась), сидел за рабочим столом и подводил баланс. На нём, как и всегда, был полный костюм-тройка с артистически распахнутым воротом рубашки. «И почему он всегда такой педантичный?» – лениво подумалось Хранье. Она хлебнула крови из бокала.

– Рейлен, не забывай смачивать перед бритьём – всё тем же ленивым тоном напомнила она.

– Да, госпожа – молодая девушка-вампир с волосами цвета расплавленной меди отложила бритву в сторону и наклонила лицо к половым губкам. Её язычок прошёлся по лобку, мягко тронул половые губы и вплотную принялся исследовать клитор. Хранья чуть откинулась, наблюдая за процессом. Её всегда возбуждало, как играет пламя камина в волосах Рейлен. Сейчас сестра Миклоша была похожа на томную, грациозную змею, которая нежится на солнышке… Главным отличием было, пожалуй, то, что сама Хранья при всём желании не могла понежиться на солнышке.

– Йохан! – Миклош поднял голову – Принеси мне счета за вчерашнее число и смени кровь, эта выдохлась – Он нетерпеливо молтнул головой. Его взгляд наткнулся на творящееся у камина. Он хищно и в то же время нежно улыбнулся – И Йохан! Когда всё сделаешь, посмотри за своим птенцом, она недостаточно старательна.

– Да, господин – раздался голос Йохана Чумного. Быстро и бесшумно, словно тень он начал выполнять приказания своего повелителя. Миклош тем временем откинулся в кресле, предвкушая зрелище.

Покончив с делами, Йохан не торопясь подошёл сзади к Рейлен и рывком поставил её в позу рака. Хранья улыбнулась – принимайся за дело скорее, болван, эта чертовка совсем обленилась.

– Да, Госпожа – Мрачный Йохан без прелюдий рывком ввёл свой напряжённый член в анус Рейлен. У молодой вампирши округлились глаза и она вскрикнула. Хранья наотмашь ударила её по лицу – Молчать, сука! Ты плохо меня обслужила! А теперь – лижи дальше!

– Да, Госпожа – сквозь слёзы произнесла Рейлен и принялась снова заниматься влагалищем Храньи. Из её разорванной попы текла кровь, которую слизывала домашняя собачка Миклоша. Смотря на всё это, Нахтоттер улыбнулся и нажал на кнопку пульта. По комнате разлилась «Лунная соната» Дебюсси.

– Мур, мой красавчик – произнесла Хранья, смотря на Миклоша – А ты не присоединишься?

– Не сейчас, моя нежная сестрёнка. Чуть позже – Миклош показал зубки – Поиграй сначала. Он хлопнул в ладоши и в дверь комнаты вошла молодая красивая девушка. Казалось она была под наркотиками, столь неподвижным был её взгляд. Миклош вздохнул.

– Мне требуется вдохновение – он аккуратно расслабил ремень и расстегнул ширинку – Соси.

Девушка без малейших колебаний наклонилась и взяла член Нахтоттера в рот. Она принялась медленно дрочить его и обсасывать, словно леденец. Сеёчас она стояла раком, так, что её влагалище было практически в 10 сантиметрах от лица Храньи. Хранья улыбнулась и потянула туда шею. Пока Йохан жестоко трахал Рейлен, Хранья начала спокойно облизывать вагину незнакомки… Вот она чуть поиграла с клитором, раздвинула половую щель… Подобралась в паховым артериям… И изящным, почти незаметным жестом вонзила в них свои зубки, не переставая язычком доставлять девушке удовольствие. Мозг несчастной был слишком сильно одурманен, чтобы она поняла, что происходит. Она не прекращала работать на членом своего господина, пока не иссякла. Её предсмертные конвульсии, судя по лицу Нахтоттера, доставили ему особое удовольствие.

– Не отвлекайся, милый – произнесла Хранья и, спокойно отбросив безжизненное тело в сторону, заняла её место при члене своего брата, продолжая обсасывать головку, а своими пальчиками поигрывать с его мошонкой. Рейлен проползла за своей госпожой, старясь ни на секунду не прекращать ласк. Некоторое время в комнате слашались лишь вздохи, хлюпанье и негромкое рычание Йохана. Но молчание прервал Миклош.

– Станислав, тебя здесь не хватает. У Рейлен свободно твоё место – ровным тоном произнёс он, не отрываясь от бумаг. Несчастная молодая вампирша лишь робко посмотрела на своего друга, пока он занимал место под ней, пристраиваясь к её влагалищу. И вот уже её долбили в обе дырки. Оба вампира были треированы и скоро взяли серьёзный темп. Первым не выдержал Йохан, он с громким рыком бырно излился в прямую кишку Рейлен и отпустил её попу. Потом кончил Станислав. Рейлен не восприняла это – она уже некоторое время не понимала, что происходит вокруг от бесчисленных оргазмов… Хранья и Миклош кончили одновременно. Хранья проглотила сперму своего брата и облизнула клыки.

– Заканчивай с делами и подходи. Я жду тебя в своей спальне – произнесла она. Миклош понимающе улыбнулся. Ночь только начиналась…

4 глава.

Наступил вечер, и многие Киндрэт потянулись в своих постелях, поднимаясь с угасанием света на Земле. Временно исполняющий обязанности главы клана Кадаверциан, Кристоф собрал своих соратников на совещание по поводу сложившейся политической обстановки, связанной с объединением клана Тхорнисх. Естественно, атмосфера в кабинете стояла строгая и рабочая. Граммофон играл «Прелюдии» Ференца Листа, а сам Кристоф в своём обычном деловом костюме сидел в уютном кресле XIX века, венецианской работы. Правда, «обычным» его костюм мог показаться лишь членам клана Кадаверциан. Когда то Кристоф был одним из лучших учеников маркиза Де Сада и… его любимой игрушкой. Сейчас он был облачён в строгий кожаный топ, элегантные ремни, опоясывавшие его гениталии, но ничего не скрывавшие и сапоги для верховой езды. Через его соски была пропущена цепь, которая соединялась карабинчиками с серьгами в виде черепов. Кристоф лениво поигрывал старинным французским коньяком в бокале тонкостенной работы, когда в кабинет неслышно вошли Дона и Вивиан.

– Начнём совещание – густым, бархатным голосом произнёс Кристоф и нажал скрытую кнопку на панели кресла. Тотчас отодвинулись гобелены из скрытых ниш вышли побочные дети клана Кадаверциан, неудачные… или, скорее наполовину удачные эксперименты с мёртвой плотью. Зомби из лабораторий Кадаверциан обычно использовались как слуги, помощники и, в крайнем случае – как бойцы. Но, когда опытные учёные и маги клана некромантов решили сотворить опытный образец боевого зомби, были выделены средства на разработку. Жаль только результат не оправдал ожиданий. Зомби получились внушительныЕ, наводящие цужас, но абсолютно бессмысленные в ближнем бою. Впрочем, им очень бытсро нашлось применение – в кабинете Кристофа. Для совещаний. Итак, из-за гобеленов вышли четыре гуманоидных существа с покачивающимися в воздухе фаллообразными щупальцами. Повинуясь приказу Кристофа, они обхватили его щупальцами и подняли в воздух. Всё это время Кристоф не прекращал говорить, а внимательные соратники слушали его.

– Наша внешне политическая обстановка теперь осложнена усилением долгое время бывшего раздробленным клана Тхорнисх. Вы сами понимаете, как это повлияет на настроение Фейриартос и Даханавар. Как единственная сила в своём направлении, мы имеем возможность влиять на поведение кланов отступников и… – Вивиан завороженно смотрел (смотрела?). как щупальца зомби ласкают тело Кристофа. Вот одно из них, переливаясь в свете лампад, отвратительно пульсируя проникло глубоко в задний проход некроманта, но Кристоф даже не переменился в лице, продолжая свой монолог. Вивиан мучительно пытался (пыталась?) сохранить внимание, но его взгляд, будто заколдованный, возвращался к пульсации щупальцА, словно живого существа… Его сбила Дона. Не говоря ни слова, она просунула руку под юбку Вивиан и начала ласкать его клитор. Мысли бедняги тут же унеслись прочь. Дона тем временем взяла слово:

– Наша политика, с моей точки зрения, Кристоф, не должна качественно меняться в связи с подобными событиями. Кланы Киндрет появляются и исчезают. Мы – остаёмся – на этих словах Дона поцеловала Вивиан взасос, отдавая слово Кристофу, который с хладнокровным лицом начал распространяться про отставание Кадаверциан в сфере высоких технологий… Его фразы уже не достигали сознания бедного (бедной?) Вивиан или Флоры… Она лишьл смутно ощущала, как что-то холодное и знакомо пульсирующее обвивает её (его?), поднимая в воздух… Как что-то огромное, но в тоже время мягкое, проникает в её влагалище, которое уже истекало соком от профессиональных ласк Доны, и начинает двигаться, доставляя неповторимое и незнакомое удовольствие… А вот уже что-то горячее и мягкое, кажется чей-то язык вылизывает анус Флоры, готовля его к приёму ещё одного щупальца… И, распятая на этом адском и мертвенно совращающем подобии станка, Флора наконец-то провалилась в непрекращающийся поток оргазмов, так и не расслышав, о чём договорились Дона и Кристоф…

5 глава.

С некоторых пор Дарелл стал весьма близок с паолой. Нет, это не относилось к сексу, ведь Паола предпочитала девушек. Просто им нравилось проводить время вместе. Вот и сейчас телепат набрал её номер:

– Паола? Это Дарелл. Ты едешь на сегодняшний бал?

– Алло. Да, Дарелл, еду, конечно. Сначала маэстро хотел поехать сам, но потом вспомнил, что обещал Венс с ней позаниматься…

Дарелл понимал о чем она говорит. Маэстро многому научил Вэнс, как ранее Паолу. Владению языком, изящным движениям…

– Хорошо. Я подхвачу тебя около дома, ладно?

– Давай. Я пойду готовиться – Паола положила трубку и повернулась обратно, лицом к Вэнс. Крупная, привлекательная вампирша нежно ей улыбнулась.

– Это снова твой ухажёр? – улыбаясь, спросила она.

– Ах, Вэнс, ты опять дразнишься. Прекрати дразниться – Паола со смехом щёлкнула Вэнс по носу – Мне надо готовиться. Пора ехать на бал.

– Лапушка моя, ты уже уходишь? – Вэнс огорчённо вздохнула – А мне опять ублажать нашего старого иди… маэстро – поправилась она – И без тебя… – искренне вздохнула вампирша, садясь в кровати.

– Ну, что поделаешь. Такова наша работа – повздыхав для приличия, Паола встала и лениво потянулась.Её бледная и нежная кожа матово светилась в неверных сумерках. Совершенные очертания груди красиво гармонировали с формами зада и бёдер. Дерзкие соски упруго смотрели вниз. Вэнс, водя язычком по краю губ залюбовалась, наблюдая за уверенными, гибкими движениями своей любовницы. Паола как и была, нагая, села к зеркалу, перекинула ногу на ногу и достала косметичку.

– Меня зовут Паола Фэриартос. Я из клана Фэриартос – задумчиво напевала она, накрашивая ресницы.

– Ты ещё добавь: «И мой учитель Маэстро» – хихикнула Вэнс. Внезапно она вскочила и, легко и бесшумно пробежав по комнате очутилась за спиной и Паолы. Долгий, сладкий и нежный поцелуй был прерван взглядом Паолы, полным лёгкого укора. Вэнс отстранилась и улыбнулась, нисколько не обижаясь.

– Хорошо, хорошо, извини. Я пойду, выберу тебе платье – и вампирша неслышно убежала к гардеробу. Задумчиво улыбаясь, Паола принялась расчёсывать волосы, напевая про себя… Они с Вэнс встречались уже давно. Ещё с тех пор, как Маэстро первый раз заставил немного крупную девушку выходить с ним в свет в виде мальчика, а также в качестве своего активного партнёра. Тогда бедная вампирша выбежала из кабинета в слезах, не желая верить в то, что этот столь любезный вечно молодой мужчина грязно поливал её матом во время секса и совершал непристойности, которые мало кто мог вынести. Паола вздохнула. Всё дело было в том, что Маэстро любил констрасты. Он всегда был и оставался одним и тем же, но тешил себя и своё чувство красоты, удовлетворяя все его разнообразие… Это можно было понять. Но не сразу. Паола долго объясняла Вэнс в чём дело и утешала её… А потом между ними вспыхнуло чувство и уже ничто и никто не помешал им…

– Паола, цыганка – смотри, что я нашла для тебя! – Улыбающаяся Вэнс выглядывала из-за двери, держа в руке платье. Паола взглянула на него и поняла, в чём она сегодня отправится на бал…

… когда вампирша вышла из дома, её уже ждал «Порше» телепата.

– Садись, подброшу, красавица.

– Сяду, обязательно – Паола обернулась к окну дома в последний раз за вечер и послала на балкон возушный поцелуй.