Читать секс рассказы и эротические рассказы для взрослых.

Лучшие порно истории для ценителей жанра — самые заебатые порно-рассказы.

Самые заебатые порнорассказы » История меня. Часть 1

Секс история: История меня. Часть 1

Глава 1. Начало.

История эта началась в моем глубоком детстве. Насколько я помню, мне было, наверное, лет 5-6:

Но для начала расскажу немного о себе. Сейчас мне 24, и у меня есть сестра, которая младше меня на год. Ну и хватит пока. Скажу лишь еще, что почти все имена и места событий, а также сами события абсолютно реальные и произошли со мной за мою недолгую жизнь. Исключения составляют лишь пара моих фантазий, которые, к сожалению, так и не воплотились в жизнь: Надеюсь, только пока. Так что пишите на russianslave@yandex. ru. Может быть еще не все потеряно.

Жили мы в двухкомнатной квартире, и у нас с сестренкой комната была одна на двоих. Кроватки стояли напротив, наверное, поэтому я и стал так рано интересоваться женщинами. Так вот: Родители рассказывали, что в детском саду у меня уже была «невеста». Наверное, как и у всех, у кого есть сестренка, началось все с игры в «больницу и доктора». Помню я это весьма смутно, но некоторые моменты в памяти все же остались.

Когда я впервые предложил сестренке поиграть в больницу, да и я ли предлагал, не помню. Но играли мы не так часто, так как уломать ее на игру было непросто. Но вот наступил день, когда я устал уламывать сестру дать мне себя осмотреть, и придумал новую игру – «Разбойник и пленница». Пленница, естественно, должна подчиняться своему новому хозяину и выполнять все его приказы: Так как играли мы поначалу, когда родителей дома не было, то первым моим приказом всегда был один и тот же – раздеться догола. Я же всегда оставался одетым. Потом она должна была мне прислуживать, в основном подай-принеси. Но как-то раз я придумал новые роли для своей пленницы, и она стала подушкой, одеялом и матрасом. Конкретная роль зависела от моего настроения, но обычно за игру она успевала побыть и тем и другим и третьим. Как приятно было лечь, уткнувшись носом между ее ягодиц, и как будто заснуть:

И однажды меня посетила еще одна идея: Новая игра называлась «Принц и рабыня» и заключалась в том, что я был принцем, пришедшем покупать себе очередную рабыню на невольничий рынок. Я раздевал сестренку догола и ставил на стул, а потом рассматривал все ее прелести, как бы выбирая себе лучшую рабыню. Когда она вставала на стул, ее попочка была как раз перед моим лицом. Я просил ее нагнуться и раздвинуть ягодицы руками, а потом долго исследовал все малейшие складочки ее губок, выбирая товар. Это было просто незабываемо – ощущать свою, пусть мимолетную, но власть над человеком. Думаю, именно тогда у меня первый раз появилась идея о собственной рабыне не на время игры, а навсегда.

А член уже тогда манил со страшной силой. Учитывая мою страсть к противоположному полу, он вставал где и когда только можно: и нельзя тоже. Тогда я придумал такой финт: я зажимал его между ног и пережидал его «вставание не к месту». Я даже пытался ходить с членом, зажатым между ног, хотя получалось это не очень: но только поначалу. Со временем я сообразил, что, зажав член между ног и совершая нечто подобное фрикциям в половом акте, можно доводить себя до оргазма. Это было, наверное, одним из судьбоносных открытий в моем половом самообразовании.

Один момент из наших с сестрой игр мне запомнился особенно. Однажды я проснулся очень рано, но родителей дома уже не было, было воскресенье, а может быть суббота, да это и не важно. Мы какое-то время были одни с сестрой. Конечно же, ко мне сразу пришла идея очередной «озабоченной» игры. Но сестра еще спала, и, раздевшись догола и разместив одежду так, чтобы по тревоге моментально одеться, я принялся играть со своим главным «другом».

В то время меня больше других занимала такая фантазия: я был ведущим такой вот своеобразной передачи «про это», где показывал зрителям выдуманного мной «королевства» что и как можно и нужно вытворять с членом. Кстати говоря, и сейчас эта фантазия мне нравится, и я продолжаю в нее играть, только уже снимая настоящие «передачи» с помощью видеокамеры. Главным упражнением там было правильное (в конце концов, я же это придумал!) зажатие члена между ног, когда сохранялась возможность не только нормально ходить, но и садиться и ложиться, не допуская выскакивания члена. В моем «королевстве» самопроизвольное выскакивание члена без разрешения было преступлением.

В конце передачи обычно был «показ мод» (думаю, вы догадались, каких). Из подручных средств я создавал конструкции, которые крепились на член. Например, я брал резинку от бигудей, складывал ее вдвое и, оттянув крайнюю плоть и прижав ее к стволу члена так, чтобы головка оставалась под кожицей, надевал резинку на головку. Получалась этакая «шляпка», на мой взгляд, очень даже красивая.

Или еще такая: я брал достаточно широкий пояс от маминого домашнего халата и, надев на член, продевал между ягодиц так, чтобы член оказывался оттянутым вниз, и завязывал на поясе уже спереди. Получалось, как будто член зажат между ног, но при этом вы можете чувствовать себя относительно свободно. Позже это перешло из разряда моды в разряд упражнения и снаряжения «для новичков», которым еще трудно было постоянно удерживать член между ног.

Вообще, я любил «украшать» член и тема показа мод всегда оставалась очень разнообразной, например, мне нравилась еще такая «фишка»: я брал обыкновенную шпильку для волос в форме буквы «V» и красивую бусину от заколки, оттягивал крайнюю плоть и, зажимая ее шпилькой, надевал на концы шпильки бусину. Получалась такая симпатичная «жемчужина» на члене.

Все эти фантазии, конечно же, были немного болезненны для члена, но эта боль была такой приятной:

В общем, я как раз заканчивал объяснять «зрителям» как правильно зажимать член ногами, чтобы он не выскакивал при ходьбе, как увидел в дверях свою проснувшуюся сестренку: Она стояла и внимательно смотрела на все мои действия. Проявив неожиданный мною живейший интерес к происходящему, она стала подробно меня расспрашивать: что, как, зачем и почему: и мне очень понравилось быть перед ней голым и отвечать на такие вопросы. Показав ей все вспомненные мной к тому моменту коллекции «haute couture», я предложил ей поиграть в «Принца и рабыню» на что она с радостью согласилась. Тогда же я предложил ей тоже «украсить» себя в моем стиле. Ведь рабыня должна быть красивой, чтобы понравиться принцу. Первое модное женское украшение моего королевства было таким: я взял карандаш и поместил его между половых губок сестренки плашмя, вставив как можно глубже. А чтобы он не выпадал, я прижал ей губки прищепкой. Она тут же запричитала о том, что так больно и неприятно, но я убедил ее в том, что, чтобы понравиться принцу, боль придется потерпеть, ведь она к тому же такая сладкая. Этим же вечером мы договорились, что теперь я всегда буду встречать ее по утрам голышом с членом со «шляпкой» или «жемчужиной» между ног.

Тема с поясом пробудила во мне идею создать этакую «сбрую» для начинающих подданных моего королевства. Я взял тот самый мамин пояс (впоследствии она долго его искала) и пришил к нему чехол для члена. Однако на испытаниях выявилась одна неувязка: от долгого нахождения члена между ног эрекция пропадала, и он выскальзывал из чехла. Тогда мной было проведено усовершенствование данной конструкции – я добавил захват для яичек в виде ремешка, который препятствовал выскальзыванию члена из чехла. Последняя модель такой сбруи используется мной и теперь, только сейчас пояс и уздечка для члена из кожи и раздельные: уздечку можно как прикреплять к поясу, так и прикреплять к ней поводок для прогулок.

Отдельная тема для рассказа – это ванная комната. Она всегда закрывается и там столько вещей, которые так и просятся в очередную коллекцию pret-a-porter: почти все «модные тенденции» были созданы мной именно в ванной.

Глава 2. Дача.

Дача: Лето, жара, полуголые дети: Дача у меня в селе Быково Московской области. Недалеко от одноименного аэропорта и города Жуковский. Места там густонаселенные, особенно летом, когда приезжает туча дачников с ребятишками. Ну и сверстников просто выше крыши. Сдружились мы одной компанией: я, моя сестренка, Сережка, Олеська (к которой я одно время довольно успешно для 11-12 летнего пацана клеился) и Юлька. Мы с сестренкой поначалу скрывали свои необычные игры и занятия вдвоем, но как-то раз все само собой получилось так, что в наши игры была втянута Юлька:

Юлька была на год помладше сестренки и, соответственно, на 2 года младше меня. Родители у нее были алкоголиками и за ребенком практически не следили. Лето тогда было ужасно жаркое, днем что-то около 33 градусов в тени. Само собой мы бегали в одних трусиках: Ну, то есть я бегал в одних шортах без трусиков, а сестренка в платьице-сарафане. Трусишки она днем снимала и куда-нибудь прятала, а когда шла домой – одевала. Мы играли втроем во что-то типа «дочек-матерей»: я был папой, сестренка мамой, а Юлька дочкой. Сестренка нагнулась: и Юлька увидела, что на ней нет трусиков:

– Слушай, а почему на тебе нет трусиков? – спросила она, и я подумал: «Как это она сквозь шорты смогла рассмотреть?» И только потом сообразил, что она говорит о сестренке. А та еще в этот день надела совсем коротенький сарафан вместо более длинного, который в этот день отправился в стирку: новый хоть и закрывал попку с грехом пополам, когда сестренка стояла или спокойно шла, но вот когда она наклонялась, садилась или бежала: все сразу становилось ясно.

Я стал лихорадочно искать объяснения – ведь вся конспирация летела в тар-тарары, и не нашел ничего лучшего (как потом оказалось, действительно самого лучшего), чем сказать:

– Это такая игра.

– Какая такая игра? – сразу заинтересовалась Юлька.

– Ну, мы с сестренкой так играем: – ответил я. – Видишь, я тоже без трусиков, – я спустил шорты до колен и перед самым Юлькиным лицом предстал мой красавец в наряде «шпилька и бусина».

– Ой, а это что такое? – тут же последовал вопрос.

– Видишь, это такой модный специальный наряд для писи в нашем королевстве, – я показал ей, как он снимается и надевается. – Мы играем так, как будто мы подданные этого королевства, в котором надо подчиняться воле короля или его сына-принца.

– А что они приказывают? – спросила Юлька. Я видел, что ей все это интересно, и она даже не смеется и не показывает на мой член пальцем, как это сделали бы 90% девочек.– У них много разных законов, – ответил я. – Есть даже свои телепередачи.

– Это как это? – недоверчиво спросила Юлька. Я рассказал ей про нашу обучающую передачу и показ мод. – Но это все для мальчиков, девочкам ведь надо только носить юбки или ходить голышом и не носить трусиков и лифчиков, а также тщательно брить лобок. Им нечему учиться.

– А как же показы мод?! – тут же почти одновременно воскликнули сестренка с Юлькой. – Это же как раз для девочек!

– А ведь и правда! – я как-то и не сообразил сразу привлечь сестренку к «съемкам», да и она не высказывала инициативы, но тут она тоже загорелась. – Только у нас ведь нет сейчас с собой никаких модных вещей, чтобы надеть, только шпилька с бусиной, но это для мальчиков. В моду для девочек мы еще не играли.

– Я могу поискать что-нибудь дома, все равно пока там никого нет. Только я не знаю, что именно нужно, – она выглядела немного расстроенной, как будто мы можем ей отказать во вступлении в подданные королевства.

– Я тоже хочу с вами играть, вы меня примете? – голос ее был полон ожидания и надежды поиграть.

– Король принимает всех, кто согласен выполнять все его требования.

– А какие это требования? – спросила она озадаченно.

– Я же уже говорил: носить только платья или ходить полностью голышом. Мальчики должны всегда ходить голышом и с писей, зажатой между ног так, чтобы она не выскакивала сама наружу, – к тому времени я уже полностью снял шорты и с этими словами засунул член между ног. – Вот так! Еще нельзя носить трусиков и лифчиков и надо обязательно гладко брить писю. Проверять гладкость писи у девочек должны мальчики, а у мальчиков – девочки. А так как на языке самая чувствительная кожа, то проверять надо только языком.

Вот сам не знаю откуда в тот момент мне в голову пришла мысль, что проверять гладкость надо языком. До этого друг у друга мы с сестренкой проверяли гладкость пальчиками.

– Давай, я тебе проверю, – сказал я, – и ты станешь полноправным подданным нашего королевства. Только сначала надо снять трусики.

– Давай мне, я их спрячу туда, где и мои – сказала сестренка. Юлька сняла трусики и она, схватив Юлькины трусишки, убежала вглубь сада.

– Ложись на стол и подними юбочку, – сказал я Юльке. Она легла на стол на спину, нервно улыбаясь, и подняла юбку, закрыв ей лицо:

– Да у меня еще и волосики не растут, – она явно немного волновалась. – Обязательно надо проверять?

– Конечно. Ну-ка, раздвинем ножки: Все надо проверять очень тщательно. Король требует точного выполнения своих указов, – тогда, конечно же, я и понятия не имел, как доставить женщине удовольствие куннилингусом и ануслингом, я даже не знал, что у них там есть влагалище, клитор, большие и малые половые губы. И залезть язычком внутрь мне тоже не хотелось. Я просто облизал ее губки, лобок и сказал: – Подними ножки повыше, надо проверить абсолютно все, – и облизал ее тугую, немного сморщенную дырочку ануса и щелку между ягодиц. А когда я лизал сам анус, она немножко дернулась, и он сжался еще сильнее:

– Все нормально, проверить надо абсолютно все: Ну вот, теперь беги домой и поищи что-нибудь для показа мод. Бери все, что может пригодиться. И бери не только для девочек, но и для мальчиков. И еще одно важное правило: нельзя никому рассказывать о королевстве и нашей игре.

Она села на столе и сказала:

– А разве я не должна теперь проверить писю у тебя?

– Нет, сестренка у меня уже сегодня проверяла.

– Хорошо, тогда я скоро! – и убежала к выходу из сада.

– Только вы никуда не уходите! – крикнула она уже откуда-то из деревьев.

Юлька вернулась через 15 минут, вся запыхавшаяся, в руках у нее была целая куча безделушек. Она принесла широкий пояс, пять зажимов-крокодильчиков от штор, две клипсы, четыре резинки от бигудей и две больших канцелярских скрепки.

– Сегодня я первый показываю свою передачу! – я вовсю использовал свое право старшего.

– Тогда я следующая, ну пожалуйста! – Юльке, очевидно, не терпелось начать игру.

– Хорошо, только одевать тебя буду я, а ты учись все правильно делать.

– Ладно-ладно, давай начинать!

– Тогда садитесь к столу, я буду показывать на столе, чтобы вам было лучше видно.

Юлька подлетела к столу первая и плюхнулась на лавку:

– Юль, ты неправильно села: надо сначала поднять платье, потом сесть голой попкой на сиденье, а уже потом опустить платье и расправить его. И ножки нельзя вместе сводить, они должны быть раздвинуты. Вон, посмотри, как сестренка садится, она все делает правильно. Но ты не расстраивайся, ты тоже научишься со временем.

Тогда мне было 11 или 12 лет и «Истории О.» я, конечно же, не видел. Впервые я посмотрел ее в 14 лет, когда ее показали по каналу RenTV, и был в самом натуральном шоке: я никак не думал, что кто-то еще мог фантазировать так же как я.

Дальше мы играли еще в «Принца и рабыню» и я раздел моих рабынь догола, так как рабыни всегда должны ходить голышом. Это утверждение было принято как само собой разумеющееся, и я связывал своих рабынь поочередно на столе и по-разному их разглядывал, щупал и исследовал. Потом принц захотел спать, и сестренка стала подушкой, а Юлька одеялом. Я до сих пор помню какой восторг испытал, уткнувшись носом между половых губок сестренки: От них шел такой божественный аромат!. .

Вечером мы договорились пока никому не рассказывать об игре, и чуть было не ушли домой голышом: я сообразил, что мы не оделись, только когда мы подошли к дырке в заборе нашего участка.

Правда, больше такой хорошей игры не получилось, так как на соседскую дачу, в саду которой мы играли, на следующий день приехали дачники, а через неделю Юлька переехала на новую квартиру в Жуковский.

После этого мы стали гулять вчетвером: я, сестренка, Сережка и Олеська. Про нашу игру втроем с Юлькой мы им не рассказывали, так как было все-таки немного боязно. Все те вещи, которые в тот раз принесла Юлька, остались у меня, и я их постоянно носил с собой.

Глава 3. И снова дача.

По дороге из Москвы в Жуковский есть место, где с одной стороны забор аэропорта «Быково», а с другой – густо засаженная деревьями аллея, отгораживающая поле от дороги. Точнее, это раньше там было поле, теперь-то все давно застроено дачами. Я проходил на эту аллею мимо старой керосиновой лавки и шел влево по аллее, которая тянулась километра на полтора. Я любил там гулять, так как народу там ходило мало, и можно было разглядывать разные машины, проносившиеся по шоссе.

А самая главная причина, тащившая меня туда, заключалась в том, что там я спускал до колен штаны, задирал майку, зажав ее подбородком, и, засунув член между ног, шел по тропинке. Трусиков я специально не надевал. Чтобы штаны не упали до щиколоток, приходилось идти, немного расставив ноги, и при этом еще стараться не выпустить член «на свободу».

При одной только мысли о том, что сейчас меня бесшумно догонит какой-нибудь велосипедист и ВСЕ увидит, меня охватывала такая сладостная дрожь, что я просто не мог идти дальше – приходилось останавливаться и пережидать это восторженное ощущение: одновременно и страха быть застуканным и желания, чтобы тебя в таком виде застала какая-нибудь женщина: Красивая, но суровая. Лет так 35-40. Хотя я даже боялся представить, что могло бы быть, когда она меня увидит. Боялся, но подсознательно желал такой встречи больше всего на свете.

Однажды я шел на такую прогулку по дороге на автобусную остановку, которая располагается как раз в этой аллее, и откуда я начинал свои прогулки, мимо только недавно разломанной старой керосиновой лавки и вдруг ну очень сильно захотел отлить. Я решил зайти в кусты, росшие слева от развалин лавки. Когда я в них пролез, обнаружилось, что поле, которое тут всегда было, уже начали застраивать, а именно я уперся в глухой забор. От забора до зарослей было метра полтора, а в длину площадка тянулась метра на 3-4. Я очистил ее от мусора и навел некое подобие порядка, решив, что это будет моим тайным местом. С одного торца площадка была отгорожена от внешнего мира кустами, а на другом конце был просвет: но потом опять шли кусты и с дороги этой площадки видно почти не было.

В основном, я придумывал там себе новые «наряды», притихая всякий раз, когда в полутора метрах от меня с остановки мимо шли люди. Но как-то раз я решил провести передачу из «новой студии» и впервые полностью разделся, аккуратно повесив всю одежду на гвоздь, торчащий из забора. Постепенно я все больше возбуждался от мыслей о том, что кто-то может увидеть меня тут абсолютно голым, да еще и с гладко выбритым членом между ног. И, в конце концов, даже стал подходить к просвету в зарослях, когда по дороге шла женщина или даже девочка, которая была мне хоть чуть-чуть симпатична. Я подходил обязательно с зажатым между ног членом, втайне желая лишь, чтобы она обернулась и увидела меня в таком виде. От всего этого я испытывал чувство просто неописуемого восторга.

Как оказалось, это был еще не предел. Однажды, во время «передачи» я объяснял «зрителям» порядок действий, если вы вдруг немножко выпустили член из зажатого состояния. Законы королевства разрешали незаметным движением вернуть член на место, и я как раз отрабатывал эти незаметные движения, показывая их зрителям и объясняя, что и как надо делать. Я повернулся поудобнее: и в полутора метрах от себя увидел стоящую боком ко мне женщину, которая снимала висячий замок с калитки, проходом к которой и служил тот просвет в зарослях. Я остолбенел и даже, наверное, забыл дышать. Это была та женщина, о которой я всегда мечтал: лет 35-40, не костлявая, но и не толстая, с большой грудью и офигенной попкой, с хорошей талией и в обтягивающей юбке чуть-чуть ниже колен, которая подчеркивала прекрасный силуэт ее замечательных ножек. Что будет, если она сейчас повернет голову и увидит абсолютно голого пацана 12 лет, да еще и с гладко выбритым лобком и членом, зажатым между ног? Что произойдет? Воображение рисовало картины одну за другой:

Вот она поворачивает голову в мою сторону: и из моей головы напрочь вылетают все мысли.

– Ой, а что ты тут делаешь: голая?! – На ее лице было некоторое удивление, и даже небольшая растерянность. – Ну-ка, подойди сюда! – Теперь в голосе слышалась требовательность и желание понять, что происходит.Этот требовательный голос немного вывел меня из ступора, и я смог заставить ноги сделать пару шагов. Причем я даже не сообразил, что она меня приняла за девочку, и подошел к ней, не выпуская члена.

– : Так ты мальчик? – теперь в ее голосе слышалось еще большее удивление. – А что у тебя с:

– У меня просто пися зажата между ног, – вдруг перебил ее я, чуть не подавившись неизвестно откуда взявшимся комком в горле.

– Пися? – переспросила женщина.

– Да, смотрите: вот так она берется, заводится за ногу и зажимается, остается только поправить яички, – с этими словами я все наглядно продемонстрировал. – Можно даже ходить – она не выскользнет, – и я прошел примерно на то место, где стоял, и обратно. Но на последнем шаге член предательски начал выскальзывать, и я отрабатывавшимся только что «незаметным движением» поправил его.

– Ты же говорил, что не выскользнет – она улыбнулась, заметив мое движение.

– Но по закону изредка можно поправлять.

– По какому еще закону?

И я начал подробно излагать ей законы моего королевства.

– Ладно, пойдем в мое королевство. Там все и расскажешь, – перебила она меня и, заметив мое движение выпустить член, чтобы одеться, тут же прикрикнула:

– Э, нет! В моем королевстве мальчики тоже ходят голышом и с писей, зажатой между ног, – она опять улыбнулась. – Так что соблюдай законы, а то придется тебя наказать.

– У меня одежда тебе не нужна, давай ее сюда! – это уже было сказано почти приказным тоном. Она сняла с гвоздя штаны и майку и спросила:

– А где твои трусики?

– Под кроватью дома, я их стараюсь никогда не одевать, – она снова улыбнулась и заскрипела калиткой, открывая дорогу во что-то неизвестное, но безумно мною желанное:

Калитка заскрипела, закрываясь, и я очнулся. Видела меня та женщина или нет, так и осталось загадкой.

Я ждал ее до вечера, сидя там голышом, с твердым намерением обратить на себя ее внимание хрустом ветки или чем-либо еще, но она так и не вышла.

Нас находят по запросам: