Читать секс рассказы и эротические рассказы для взрослых.

Лучшие порно истории для ценителей жанра — самые заебатые порно-рассказы.


Секс история: Белый танец

Прошлым летом я случайно оказался на Гавайях. Снял небольшое бунгало недалеко от Гонолулу, поскольку в гостинице за апартаменты запросили неимоверную сумму. Естественно, что после Австралии, Новой Зеландии и островов Самоа, с которыми мне уже удалось близко познакомиться, денег оставалось не густо, так что теперь приходилось полагаться лишь на экономное расходование еще имевшихся у меня свободных средств.

Вскоре я познакомился с замечательной девушкой с острова Оаху, с которой объехал множество островков архипелага: были на Кауайе, Молокайе, Майе и Линайе, веселились на ночных карнавалах, которые устраивались местными жителями с участием профессиональных танцовщиц и часами просиживали в мягкой ночной прохладе воздуха, прислушиваясь к романтическим звукам таких же мягких и обволакивающих сознание романтических песен о любви и нежности, красоте и силе.

Красивая девушка рядом со мной, благоухающие цветы и высокие пальмы, ветви которых нежно ласкаются легким пассатом, пришедшим из океанских далей, чтобы вскоре вновь исчезнуть в бесконечности неба, – вот таким чудесным образом я провел несколько самых изумительных ночей в моей жизни.

Потом я познакомился с еще более красивой и чувственной девушкой, ее звали Омата. Я дал ей свой номер телефона, и – о, чудо! – к вечеру она действительно позвонила мне и после моей довольно настойчивой просьбы пришла ко мне в бунгало.

Мы вместе купались, лежали в тени пальм и целовались. Большего вначале и не произошло. Когда опустилась наконец-то ночь, мы зашли в бунгало, и Омата приготовила ужин. В большом холодильнике у меня было все, что сердцу угодно, и не только для ужина, но и выпить – в результате медленно, но верно мы оказались именно в том настроении, какое необходимо было в нашем положении. Собственно говоря, насколько я знаю по собственному опыту, девушкам, живущим на островах южной части Тихого океана, совсем не требуется возбуждение алкоголем, они и без того были достаточно любвеобильны.

Я любил Омату всю ночь напролет, и все было прекрасно, как во сне: ее поцелуи и изощренные любовные позиции, в которых она любила находиться. Ночь пролетела как одно мгновение. Потом, при прощании, Омата сказала, что сможет увидеться со мной лишь через три дня, потому что она будет занята. Чем она будет занята, я решил не уточнять.

До полудня я спал беспробудным сном и лишь настойчивый звонок телефона смог с трудом разбудить меня. Это был господин Банге, с которым я недавно познакомился на пляже и уже успел несколько раз пропустить с ним по паре рюмок рома. Из того, что он рассказал о себе, можно было понять, что этот американец владел большими плантациями и был, несомненно, очень богатым человеком.

Не будет ли у меня сегодня вечером настроения и времени посетить его бунгало? Предстоит славная вечеринка. О’кей, я согласен, почему бы и нет. И вот незадолго до восьми часов я стою перед его громадным, великолепно обставленным бунгало, окна которого выходят прямо на пляж. В это время в дверях появился хозяин и громко, с похохатыванием и ужимками, которые могут позволить себе только богатые люди, пригласил меня войти и, усадив в кресло, попросил немного поскучать: он ждет девушку, которая вот-вот появится, я должен с ней обязательно познакомиться.

И действительно, спустя пару минут в дверном проеме показалась изумительно стройная фигурка девушки. Каково же было мое удивление (которое я, впрочем, сразу же постарался скрыть), когда я увидел, что это была Омата. Мы оба сделали вид, будто незнакомы, однако я заметил, что встреча со мной здесь, у Банге, совсем не была для нее неприятной неожиданностью. Итак, она была «девушкой по вызову». «Омата и после ужина порадует нас своими зажигательными танцами», – услышал я, как сквозь сон, слова Банге.

Ужин был великолепный, мы пили шампанское, виски. Омата вела себя очень оживленно, казалась совсем другой, чем у меня в бунгало, и я был уверен, что она бывала здесь, у Банге, уже не один раз. Я заметил, что Банге передал ей маленькую серебряную коробочку размером с пачку сигарет. «Омата великолепно танцует, а я ей плачу за это», – сказал Банге, заметив мой взгляд. Я, конечно же, не спросил, сколько денег было в этой коробочке, но Омата позднее рассказала мне, что она получила в тот раз три сотни долларов. Нравится ли Омата и мне, заинтересовался Банге, на что я ответил, естественно, утвердительно, тем более что это соответствовало действительности, поскольку я уже имел возможность досконально изучить стройное тело девушки.

В это время Омата куда-то исчезла, лишь спустя минут пять открылась спрятанная в глубине зала дверь, и вновь появилась она, одетая теперь уже как полинезийская танцовщица: коралловые украшения, цветы в черных волосах, бедра закрыты повязкой из циновки, полные груди прикрыты венком из листьев. Банге поставил пластинку в проигрыватель, и Омата начала свой танец. Но это не был зажигательный танец. Ее движения были грациозны и очень чувственны.

Банге еще раз наполнил бокалы шампанским. Я уже порядочно выпил и был к этому времени все что угодно, но только не трезвый. Во всяком случае у меня было прекрасное настроение. Мы сидели в массивных креслах и с огромным вниманием следили за движениями прекрасной Оматы. Мой пенис (я вдруг это почувствовал) стал твердеть, танец девушки все-таки возбудил меня. Когда Омата делала оборот, я любовался ее прекрасной смуглой спиной. Ее длинные ноги на пальцах рук были покрыты серебряным лаком. Пальцы были как бы самостоятельные, умеющие говорить существа, обладающие гибкостью, которая так поразила меня уже в ту ночь, когда Омата была в моем бунгало.

Губы, растянутые в милой улыбке-усмешке, открывали блеск прекрасных белых зубов. «Она великолепна, вы не находите?» – спросил Банге. «Да, действительно великолепна», – машинально ответил я, продолжая вспоминать ночь любви с Оматой.

Спустя какое-то время Банге наклонился ко мне и прошептал: «После этого, после такого танца вам нужно бы ее полюбить!..» Это прозвучало, как приказ, и я подумал: «Знал бы этот добрый человек!..»

Изредка Банге подавал девушке бокал с шампанским, которое она выпивала буквально одним глотком, не прерывая танца. Танцуя, она подошла сначала к Банге и поцеловала его, а потом ее сладострастный поцелуй достался и мне, и я услышал ее едва различимое: «Дорогой мой!»

Я был настолько возбужден, что никогда в жизни мне так не хотелось прижать к себе женщину и соединиться с ней. Вот она приподняла повязку из листьев, скрывавших ее грудь, и передвинула ее на спину. Ее большие груди в такт танца колыхались то вверх, то вниз или же немного в сторону в зависимости от движений, которые она совершала. Мне страстно хотелось впиться в ее торчащие соски, окруженные темным венцом, выделявшимся даже на фоне ее смуглого тела.

Все более дикими, все более зажигательными становились ее движения. А мы, мужчины, пили и пили. Хозяин тоже был уже явно навеселе. Вот Омата расстегнула циновку, прикрывавшую бедра, и отбросила ее в сторону. Теперь мы могли насладиться видом обнаженного и великолепно сложенного тела, которым я так наслаждался не далее как вчера. Вокруг ее грота произрастал густой черный лес, в который я в нашу с ней ночь любви погружал свой язык и губы, чтобы добраться до того шампанского, которое производило ее естество и которое так освежало меня.

Она делала вращательные движения, похожие на те, которые производит обычно танцовщица при исполнении «танца живота», затем ее низ живота стал двигаться вперед и назад, все быстрее и быстрее, при этом руки ее то прижимались к бедрам, то взлетали вверх и нежно поглаживали грудь. Она воспроизводила любовные движения с такой естественной точностью, что захватывало дух. Ее язык то призывно выглядывал из-за ее белоснежных зубов, то вновь прятался, чтобы в следующее мгновение появиться опять и дать понять, что может быть страстным желанием женщины. Ее руки совершали нежные, ласкательные движения, как будто они держали мужской член. Потом вдруг она резко закинула голову назад и застонала так громко и страстно, что на мгновение даже заглушила музыку.

Вот она оперлась на стойку домашнего бара, и ее великолепный, само совершенство зад, стал исполнять такие толкательные движения, что не знаю уж, как у Банге, но у меня просто помутилось в голове. Единственное, что я видел и ощущал отчетливо, так это страстное желание самой этой женщины с еще более почерневшими от страсти глазами и горячим дыханием, Потом она быстро обернулась ко мне и застонала в крике: «Иди же, дорогой, иди же ко мне!»

«Идите же к ней, любите ее, я прошу вас», – подталкивал меня хозяин дома. Он буквально купался в поту, хотя в доме работали два вентилятора.

Как, он хочет, чтобы я здесь, у него на глазах, отделал эту девушку? Этого я не ожидал, но я был уже в таком состоянии, что, не раздумывая, буквально сорвал с себя одежду и бросился к Омате. Она стояла, широко расставив ноги, Мне принялось сделать лишь несколько движений, и вот мой член проник в ее влажную пещеру, которая прошлой ночью уже доставила мне так много наслаждений.

Я начал интенсивно трахать девушку. Каждое мое движение сопровождалось ее стоном, сдавленными криками и хриплыми от страсти возгласами. Ее любовный стон вперемежку с моим наполнил помещение и полностью заглушил музыку. В какое-то мгновение Омата быстро перевернулась.

Мой жезл выскочил из ее любвеобильной щели, но я мгновенно вошел в нее вновь, но теперь уже сзади, что доставляло мне еще большее удовольствие. И тут вдруг я увидел Банге. Он был абсолютно голый. Как в трансе, подошел к стойке бара и опустился на табурет, на который оперлась руками Омата. В следующее мгновение влажные губы Оматы обволокли его толстый член так, что он громко вскрикнул от наслаждения.

В то время как я трахал распалившуюся Омату сзади, она с наслаждением облизывала страшно набрякший, толстый член Банге. И вот мы все вместе на вершине счастья, и стонами, вскриками упиваемся нашим общим наслаждением.

Все это действовало неимоверно возбуждающе, и выпитое нами в большом количестве прекрасное шампанское так и играло в нас. Я был полностью сконцентрирован на том мгновении, которое казалось мне самым важным в жизни.Когда игра закончилась, мы, тяжело дыша, оторвались друг от друга и некоторое время сидели с закрытыми глазами, все еще в плену наслаждения. Омата сидела между нами и целовала поочередно то Банге, то меня.

Когда хозяин дома на минуту вышел из залы, она нежно прижалась ко мне, страстно поцеловала и произнесла несколько слов на ломаном английском языке, которые я понял как извинение за то, что она трахаегся с Банге, потому что он платит ей много денег.

Конечно же, я не воспринял ее слова за чистую монету, поскольку Омата тоже много выпила и мало что соображала. Я был уверен, что такого рода любовные игры она проделывала частенько, ведь она была девушкой по вызову и специализировалась на танцах в обнаженном виде и зарабатывала этим.

Потом мы переместились в спальню, на широкую, французской работы кровать. Омата целовала мой член, а Банге пристроился сзади и выделывал с ней языком черт-те что.

Омата, обладая неимоверным темпераментом, была похожа на дикую кошку. То, что мы здесь трахались втроем, возбуждало ее и, конечно же, нас, мужчин, совершенно особым образом. У меня в жизни частенько были женщины, которые могли получать настоящее наслаждение, лишь если в игре участвовали двое мужчин. С Оматой было нечто похожее, и она сказала мне об этом уже в нашу первую любовную ночь. От Банге же я узнал, что он частенько организовывал вечеринки, на которых присутствовали, по крайней мере, двенадцать пар, которые затем трахались все вперемешку.

Омата рассказала о своих двух друзьях, с которыми она время от времени устраивала сексуальные игры. «О, великолепные трахальщики, просто прекрасные!», – сказала она, прищелкнув при этом языком от удовольствия.

Я узнал от нее, что эти два парня были гомосексуалистами. В то время как один трахал другого в задний проход, тот облизывал языком благоухающий грот Оматы, или же она ложилась так, чтобы могла сосать его член. Иногда один из мужчин ласкал влагалище Оматы – она присаживалась над головой этого мужчины, а друг ласкал пенис своего партнера. «О, на протяжении многих ночей мы отрабатывали самые неимоверные позиции!» – вздохнула с наслаждением Омата.

Так красочно изложенные рассказы Оматы вновь возбудили в нас желание, потемнело в глазах от страсти, и сознание лишь немного вернулось ко мне, когда мой член опять оказался в ее мягком, влажном от такого же желания влагалище. В это время губы и язык ее работали (и очень успешно) над пенисом хозяина дома. И вновь мы все втроем одновременно достигли высшей точки экстаза.

Чем дольше мы трахались, тем трезвее становились. Банге внес предложение пойти искупаться в море. О’кей, мы выбежали из бунгало и бросились в теплую воду. Хотя она нас немного и охладила, но ни в коем случае не уменьшила наше желание.

Банге рассказал мне, пока Омата отстала немного от нас, что он иногда пользуется возбуждающими средствами. Ему было уже пятьдесят лет, и, конечно же, он не мог быть таким же активным, как я, двадцатипятилетний мужчина. Подплыла Омата и втиснулась между нами. Мы стояли втроем, и легкая зыбь теплой воды нежно ударяла нас в спину. Омата поглаживала наши члены, пока они вновь не напряглись от желания и показали полную готовность к использованию по прямому назначению.

Потом мы вернулись в комфортабельное бунгало, опять пили шампанское, что-то ели – все это не удержалось в моей памяти отчетливо. Все это было отодвинуто на задний план той игрой, которую затеяла на этот раз Омата. Она села на стул, а мы, мужчины, встали перед ней. Наши члены соприкасались друг с другом своими головками, и Омата начала ласкать их одновременно. Ее широкий влажный язык скользил по нашим истекающим от наслаждения пенисам, полизывал головки, а ее рот поочередно брал то мой член, то член Банге.

Я достиг возбуждения сверх всех моих сил и закончил первым, вслед за мной это же произошло и с Банге. Омата с наслаждением слизывала наш нектар.

Лишь когда начало светать, Омата покинула бунгало. Но мы договорились, что в следующую ночь продолжим нашу любовную игру, и в ней примет участие еще одна девушка, подруга Оматы.

После этого я вернулся к себе и без сил свалился в постель, где и проспал до полудня. Проснувшись, я почувствовал такой голод, что с трудом смог дождаться заказанного в ресторане обеда, который проглотил в один присест. Теперь моей основной задачей было подготовиться к будущей ночи любви.

Незадолго до девяти часов вечера я был уже у Банге. Девушку, которую привела с собой Омата, звали Батана, это роскошное, немного полноватое существо, источавшее сексуальность, которую, как мне показалось, я ощущал своей кожей даже на расстоянии.

После отличной еды и еще более отличной выпивки мы все почувствовали себя достаточно раскованными, чтобы приступить к делу, которое нас и привело сюда. Игра вновь началась с танцевального представления уже двух девушек. На той стадии, когда они полностью обнажились, девушки начали целовать друг друга. Мы не заставили себя долго ждать, разделись и вместе с ними с веселыми криками бросились в воду, где какое-то время шумно плескались, пощипывая друг друга в интимных местах.

Вернувшись в дом, мы вновь вчетвером уселись к бару, и пропустив подряд несколько рюмок прекрасного виски, незаметно за разговором на пикантные темы вошли в нужное настроение. Сначала девушки стали поочередно нас целовать. Оставаясь сидеть на табуретах, они ласкали наши члены неимоверно приятным образом.

Мне показалось, что Батана нравится мне даже больше Оматы, ее тело было несколько более полным и рельефным. Поцелуи и поглаживания наших членов довели нас с Банге до такого возбуждения, что эякуляция не заставила долго ждать. Собственно, это не было запланировано, но девушки возбудили нас так, что сдержать извержение было просто невозможно.

После того как они омыли наши члены шампанским, мы вновь – и на удивление быстро оказались в полной готовности, Игра продолжалась – и чем дальше, тем интереснее.

Омата легла на стол, и я стоя вошел в ее чудесный зев. В это время Батана стояла на столе так, чтобы я мог ласкать ее клитор своими губами и языком. Банге опустился на колени перед головой Оматы, которая стала сразу же сладострастно сосать его член. Это была просто чудесная позиция!

Не хуже оказались дела и дальше. Омата и Батана лежали на столе. Банге трахал Омату, а мой член снова вниз и вверх между губами Батаны, в результате я вновь достиг невиданного мною прежде оргазма.

Дальше все шло как при ускоренной киносъемке. Перерыв, шампанское, потом любовь на широкой французской постели, Банге в Батане, я в Омате, потом быстрая смена без эякуляции.

«Кто выдержит дольше – победитель! Ставлю тысячу долларов!», – прохрипел Банге. Конечно же, победителем вышел я, так как умел все время сдерживать свои оргазм. Первым в Батану выпустил свой заряд Банге, и лишь некоторое время спустя я заполнил своим нектаром влагалище Оматы.

После этого у Банге случился отказ, он больше не мог. И же продолжал игру с обеими девушками, но вскоре Омата отправилась в спальню к Банге, а я смог, наконец, уединиться в гостиной с Батаной, где и трахал ее до тех пор, пока не заснул от изнеможения, как убитый.

На какое-то мгновение я проснулся, но со мной лежала теперь уже не Батана, а Омата. Как я узнал позже, Батана отправилась в спальню к Банге, чтобы еще раз попытаться «восстановить» его, что ей, впрочем, вполне удалось.

Однако я нисколько не пожалел, что в постели со мной оказалась Омата. Она была так нежном со мной, так ласковы и влажны были ее губы, нежно сжимавшие мой член, так подвижен ее мягкий, чуть шершавый язык, лизавший самую чувствительную часть головки моего члена, что в самое короткое время я вновь был во всеоружии.

Лишь спустя много времени мы вновь заснули, тесно обнявшись друг с другом. Проснулись где-то около полудня. Банге с Батаной уже встали и завтракали на открытой террасе..

Секс история: Белый танец

Белый Танец или Чем может быть чревато любопытство…

Посвящение Даниэле Раш.

Вместо эпиграфа:

… Добавлю еще один занятный пример – содомию. В любом краю мира осуждение падает без различий на обе стороны недопустимой связи. «Оба они сделали мерзость… и кровь их падет на них», – говорится в книге Левит. Буэнос-айресский сброд смотрит на дело иначе: активной стороне выражают своего рода почтение, поскольку сотоварищ унижен. Дарю этот образчик экскрементальной диалектики ревнителям нашей лихости, сплетен и тычков, переполнившим не одну преисподнюю.

Хорхе Луис Борхес «Наши недостатки»

Член безвольно болтается в такт движениям партнера. Удивительно бесполезной кажется сейчас эта штуковина.

И до чего обманчивыми оказались все представления об этом. Задний проход едва ли настолько удачно приспособлен для вторжения инородных предметов, как это может показаться при просмотре порнофильмов.

Первую минуту вообще хотелось от всего отказаться. И вторую, и третью. И много еще минут. И до сих пор не дает покоя мысль. Вот сейчас все закончится, соберусь, уйду и больше ни-ни. Самое лучшее в этом случае, потерять контакт.

Бумажку с телефоном порвать и выбросить, письма стереть. Тогда уж точно ни один камбэк не пройдет. И захочешь повторить, а не сможешь.

Какое же это унижение. И откуда берется в человеке столько терпения, чтобы это унижение снести.

Я когда еще думал об этом, взвешивал за и против, колебался, еще тогда подумал, что ведь много положительных моментов как раз в том и заключается, чтобы с первого раза не понравилось, раз и навсегда отбив охоту. Очень важно не подсесть. По крайней мере, даже в случае возможных повторов сможешь сохранить чувство меры. Пусть эти повторы будут даже в другом месте, в другое время и в другом обществе.

Нет, нет. Никаких повторов. Я и после этого-то раза, не знаю, как себя чувствовать буду.

А вот так подсядешь. Приобщишься. Сколько сил и времени это потребует. Это же полное изменение образа жизни. Разве я готов к этому?

Повезло той негритянке из вчерашней порнухи. У нее-то хоть все естественным, так сказать природным путем складывалось. Не важно, что мужиков двое и дело они свое в присутствии съемочной группы с кинокамерой творят. У нее тоже унижение, так хоть о нем без особого стыда в обществе рассказать можно… что это я, нашел, кому завидовать, докатился.

Подсядешь, а потом что? Хорошо, в двадцать лет, лихие приятели и степенные старшие товарищи приобщат, всему научат. А к тридцати и думать забудут про тебя. Для таких дел гладкая белая попа молодого человека ой как нужна. И будешь как тот дурик в чате, который себя два часа предлагал, думал я пассивами увлекаюсь. Да мне тогда вообще никто не нужен был, как сейчас, например, просто поговорить зашел. А он в свои 35 лет так и не научился угадывать настроения окружающих. Хотя, что там в чате угадаешь. Кому он на четвертом десятке нужен, приобщенный ко всему, опытный, ценящий ласку и заботу? Разношенный и брошенный, если каламбуром продолжить. Действительно, говорил, что одинок. Вот и не бойся подсесть после этого. Помню, когда мне 15 лет было, позвонил я по телефону в службу знакомств и сходу попросил меня с мужчиной познакомить. Да-да, был такой грешок, сознаюсь, первый и последний. Вернее, пока интернет не появился, то был мой последний грешок такого рода. Да разве интернетовские объявления сравняться с тем случаем. Там, похоже, профи сидели. Я же как свой вопрос сформулировал? Говорю: «Я бы хотел познакомиться с мужчиной…» Там: все, ok, сколько Вам лет. Пятнадцать, говорю. Там оживились. Спрашивают: именно с мужчиной? Какой возраст Вас интересует? Отвечаю: не имеет значения. А я, честно говоря, до этого не задумывался об этом вообще. Т. е. задумывался, но, по правде говоря, как-то все же туманно себе это представлял. Конечно, я знал или почти знал, ну, скажем так, догадывался, что когда мужчины хотят познакомиться с мужчинами или молодыми людьми, то они наверняка предполагают весьма специфический секс. И секс, часто прежде всяких прочих моментов. А мне даже не столько секс, наверное, был нужен, сколько просто старший товарищ, как говорится, не глупый и чуткий. Но и на секс я, пожалуй, тоже был готов, в качестве своего маленького вклада в фундамент будущей дружбы. А может, как раз все дело и в сексе было. Может, я тогда секс так искал, тыкался, как слепой щенок не зная, куда податься.

Так вот, узнали они, что мне 15 лет и я уже додумался по мужикам пойти, так у них настроение вообще кардинально улучшилось. Выдают такую тираду: так как Вам не исполнилось еще 16-ти лет, наше агентство предоставит Вам свои услуги совершенно бесплатно. Какой способ связи Вы предпочитаете? Вы можете оставить свой телефон?

На это я не нашелся, что ответить, замялся и через минуту-другую бессвязного моего бормотания и настойчивых, но крайне вежливых уговоров моего собеседника положил трубку. Действительно, оставить службе знакомств в такой пикантной ситуации свой домашний телефон, было бы совершенно нелепо. Я потом еще подумал. Не зря же они так сразу бесплатными стали. Спрос, видимо, большой имеется на 15 летних пацанов, осознавших или заподозривших в себе тягу к старшим товарищам. Даже сейчас, когда интернет с его голубыми ресурсами опутал все кругом, не припоминаю я большого количества объявлений от молодых ребят. Ну, есть достаточно 17-ти, 18-ти летних. Но 14-15-ти, не припомню. Хотя, наверное, кто ищет – тот находит. Представляю, с каким наваром они тогда бы запродали мои координаты. И наверняка не одному клиенту. Замучали бы меня звонками. А я же не один живу. Как бы я объяснял домашним, что мне звонят круглые сутки множество разных людей, а я, прячась в своей комнате, стараюсь говорить как можно меньше и тише и при этом постоянно краснею. При тогдашнем-то информационном голоде, при единственно-возможном средстве связи – стационарном домашнем телефоне. Вывод я тогда такой сделал, что на 15 летнего пацана желающие всегда найдутся, только свисни – очередь выстроится. Даже предположение выдвинул, что мол и иной гомофоб, женатый любитель слабого пола, буде ему обеспечена конфиденциальная эксклюзивная возможность попробовать молодого белого тела, своего вряд ли упустит. И пол жертвы при этом учтен не будет как несущественный фактор. Общество вообще, весьма лояльно настроено к такому активно-потребительскому отношению в сексе. Трахнет такой благочинный консерватор пацана, самоутвердится как настоящий мачо и пойдет дальше разговоры вести про недопустимость однополых браков. А уж с чисто технической стороны, так скажу по секрету, если кто не знает, что иной парнишка со спины очень женственно смотрится. Все по-разному созревают. Иногда глянешь на мальчугана, а у того плечи узкие, бедра округлые и довольно пышные, кожа белая и гладкая. Иная тетушка в свои 30-40 уже позавидовать может таким характеристикам. Как тут не воспользоваться таким телом, если уж конфиденциальность обеспечена будет. Не важно, какая у тебя ориентация, важно, как и что тебе предложат. Так вот, сделал я эти выводы и на время успокоился.

И вот теперь приехали, нашелся и старший товарищ и к сексу практически сразу приступил. Лет пять назад я бы даже предположить такого не мог, а вот, пожалуйста, полюбуйтесь. Хотя, полюбуйтесь – это сильно сказано. Я когда все к этому подходить стало, такую конспирацию развел, что мной тут никто любоваться не должен, меня тут никто увидеть не сможет, даже я сам, даже в зеркале. Срамота. Теперь как сделать, чтобы концы в воду спрятать, чтоб никто и никогда ничего не узнал. Тоже задачка.

А бумажку с телефоном выброшу обязательно, нельзя мне после этого первому ему звонить. Это ж как будет истолковано? Мол, готов пацан. Пользуйте.

Но какое же в этом всем скотство просматривается. Я этого человека второй раз в жизни вижу. Ну, на фотографиях еще насмотрелся на него. Все решиться никак не мог. Первый раз просто пообщались, поговорили, намеки поделали. Да ничего особенного не делали. И вот второй раз наступил. Строго говоря, в данный момент я его не очень-то и вижу. Я вообще ничего не вижу, да и видеть не хочу.

Уткнулся лицом в диванную подушку и терплю все происходящее. А он где-то там, как сейчас кажется, очень далеко, сзади хозяйничает. Приговаривает что-то, бормочет, спрашивает. Наверное, ждет, что я отвечать буду на его вопросы. А мне бы на свои ответить…

И скотство и в тоже время, есть в этом что-то утонченное. Черт его знает. Может, это просто с непривычки, необычная ситуация таким изыском кажется. Наверное, если тут что-то утонченное и есть, то только извращение.

Кстати, с содержимым гейпорно я тоже успел познакомиться. Посмотрел несколько фильмов. Какие подлиннее, какие покороче. И что характерно, впечатления остались совершенно неожиданные. Некоторые фильмы очень понравились, некоторые же даже вспоминать не хочется. Далеко как не фонтан. Вот тоже, откуда что берется, почему так?

Например, весьма не понравилось. Вернее, даже просто эмоций не вызвало. Какой-то, наверное, американский ролик про футболистов. Четверо здоровых мужиков в форме футболистов, со шлемами и щитками находятся в раздевалке. Здоровые мужики – это мягко сказано. Накачанные быки, атлеты. Таких, наверное, специально и долго подбирали. Так вот трое, начинают вроде как насиловать третьего. Тот формально сопротивляется. Ну, там возня всякая, но, что характерно, без мордобоя. Потом они его раздели и нагнули, началась вполне заурядная оргия. Разнообразие вносили всякой ерундой. То два члена в один зад, то третий пытаются, явно без успеха, пристроить. В общем, акробатика, цирк, кунсткамера. Упражнения из разряда «выше, быстрее, сильнее», «делай как я» или попросту рубрика «Слабо?». Чисто механические фрикции, никаким эротизмом не пахнет. Я тогда подумал, может они не геи? Может все это вообще им глубоко не интересно? Ну, им заплатили, они и отработали от сих до сих, без энтузиазма.

А может, просто я тогда без интереса смотрел, настроение было не подходящее. В общем, скучно, совершенно не зацепили меня эти физкультурники. И другой, совершенно противоположный случай. Ролик был не длинный, все прелюдии и титры были отрезаны.Потому национальную принадлежность продукта определить было сложно. По ряду предположений и косвенных признаков ребята были чехами, а где снимались и у кого, сложно сказать. Может, в самой Чехии и отработали. Сцена такая. Появляется картинка. Один паренек на вид лет шестнадцати лежит на боку на разбросанной кровати. Второй, на вид ему ровесник, лежит сзади него так же на боку и выступает, естественно, в активной роли. Но КАК он это делает… Амплитуда – дай бог Вашим качелям, частота – как у отбойного молотка. Не знаю, как это оценивать, но со стороны выглядит впечатляюще.

Причем делает он это довольно долго не меняя ни темп движений, ни геометрию тел – равномерно, сильно. Заметно, что он в хорошей форме. И дыхалка хорошая и мышцы крепкие, тело классное, гибкое, фигура стройная, кожа гладкая, движения ловкие, видимо, парень не случайный на этих съемках. Думаю, что многие знающие женщины тоже бы не отказались от такого партнера. Здорово у него получалось, молодец. Я искреннее залюбовался. Всегда любил смотреть на прекрасное. И красивые женщины всегда очень нравились. Тем более, что всегда себя относил к людям с гетеросексуальной ориентацией. А свои би или гей фантазии относил на счет слишком развитого воображения. На женщин могу часами только смотреть, получая ни с чем не сравнимое удовольствие. Где угодно, в транспорте, на улице, на вечеринке, в учреждениях. Очень ценю красоту. И, как уже сказал, именно женскую. Может, потому, что красивых женщин больше, чем красивых мужчин? Женщины все же больше следят за внешностью, стараются выглядеть как можно лучше. Мужчины часто вообще наплевательски относятся к себе. Но в этом ли дело? А тут, парнем залюбовался. Вернее даже, красиво смотрелись они вдвоем. Они как будто исполняли парный танец. И правда, первому пареньку надо тоже отдать должное. Он также симпатичный, под стать своему кавалеру стройный. Они вообще, чем-то похожи, как бывают похожи лучшие друзья или братья. Возможно, они даже не первый раз вместе на съемках, так органично они смотрелись. А может, они и вне съемок общаются, по короткому ролику судить сложно. Вдвоем они двигались как единое целое, кажется, даже дышали синхронно. Член с легкостью входил и выходил, казалось, что зад – это как раз то самое место, которое для вот такого вот секса и создано природой. Не знаю, честно говоря, о чем она думала, когда анатомию человека так организовывала. И если бы дело было только в гармоничных движениях красивых тел…. Тела я видел и в других роликах, в других же роликах слышал наигранные стоны, плохой артистизм оргазмов. Как говорится, не верю. Тут были совсем другие лица. Особенно у того паренька, что был снизу. Он как-то и в кадре лучше виден был временами. Так вот он не просто лежал, испытывал неудобства, болезненные ощущения или стеснение, позволяя делать с собой вещи, которые большинство мужчин брезгуют даже обсуждать. Он по настоящему отдавался. Это была Она в мужском обличье. У него, а хочется сказать у нее, на лице было написано все. И страх, и боль, и стыд, и страсть, и похоть. Но все это мелочи, так как кроме этого, мне показалось, что я увидел нежность, я увидел на его лице Любовь. Как это могло случиться? Ведь даже среди разнополых пар, и даже в интимном уединении, а не на съемочной площадке, редко когда бывает такое. Нет, это не Она. Чтобы носить в себе такое чувство, чтобы жить с этим в современном фашистском мире гомофобии и извращений, чтобы вот так раскрыться не только перед своим партнером, но и перед посторонними людьми – для этого нужно Мужество. Передо мной был настоящий мужчина с чуть более развитой, чем у многих прочих фантазией, с чуть более тонкой сексуальной конституцией, абсолютно беззащитный перед своим партнером, хозяевами киностудии и аудиторией видеофильма. И этот мужчина делал то, что инертное большинство боится даже обсуждать. И делал это так, как не сможет сделать толстокожий традиционалист. Он делал это лучше, чище и искренней, чем любой из тех, кто возьмется его судить. И тем легко вызывал зависть в любом из них. Не всем дано чувствовать. Человек не робот, чтобы его программировать, он много совершеннее хотя бы тем, что в состоянии делать выбор и принимать решения. И если тот парень выбрал себе такую роль и так ее исполнил, то я этот выбор теперь уважаю и ценю. Хотя, это был всего лишь короткий ролик, я про него ничего не знаю. Может, все дело было в моей разыгравшейся фантазии?

«Потерпи немного, потерпи. Это сначала немного некомфортно, потом легче будет…»

Ничего себе обнадежил, ты сам то в зад давал кому-нибудь? Наверное, только и делаешь, что дуриков вроде меня потрошишь. И как я себя уговорить позволил? Нет, не могу похвастаться, что совсем уж против был. Был бы против, сам бы и не искал никаких приключений на свой зад. Вот уж точно, совершенно сейчас буквально сказано, именно на зад.

Когда еще по чату говорили, я сказал, что почти нет опыта, но подумываю попробовать. Еще сказал, что члены никогда не сосал. На вопрос, хочу ли, ответил не знаю. А сейчас, кажется, знаю, не хочу. Хотя, если уж на то пошло, то во рту член куда как органичней будет. Да и неудобств таких как сейчас не предполагается. Хотя, как знать, там может свои трудности. Да я вообще не представляю, как бы я это делал. Сейчас-то хоть делать ничего не надо, а там еще и шевелиться придется.

Интересно, какой у меня сейчас пульс? Толчки временами ослабевают и я, кажется, даже могу чуть-чуть собраться с мыслями. Потом, он начинает задавать вопросы, пытаться говорить со мной, как-то комментировать происходящее. Даже, какие-то комплименты рассыпает, может, хочет подбодрить. Честно говоря, отвечаю я не то чтобы очень быстро. Вообще-то и говорить ему ничего не хочется. Но вроде из вежливости, да и так, чтобы он удовлетворился ответом, иногда что-то говорю. Односложно, сдавленным голосом пытаюсь реагировать. Черт, как же долго. После моих ответов, он воодушевляется, наваливается с новой силой. Вот и сейчас, после моего неуверенного «все нормально» его левая рука по хозяйски легла на бедро и стала как бы направлять меня навстречу новым ударам. Черт, может, ему там поручни нужны. Что же он так вцепился. Продолжая мять ладонью ягодицу, он, кажется, склонился надо мною. Слышу, как зашептал что-то на ухо. «Что?» – спрашиваю. Вот вопрос, так вопрос. «Нравится ли мне…» Что ему сказать?

«Не знаю,» – говорю, «так необычно». «Вроде неплохо»…» «Вроде нравится»… Как он засопел, как задвигался. Для меня, что ли старается. Вот, угораздило меня нарваться на такого ценителя долгой ласки. «Ты очень хорош, ты просто прелесть» – говорит. Вот уж спасибо. И снова удар за ударом. Я сейчас начну проситься на перекур. Интересно, как он отреагирует? Надо сказать, что для своего возраста, а он вдвое старше меня, он потрясающе активен во всем, с виду такой рыхлый, с таким классическим пивным брюшком – весьма внушительным, но, похоже, очень сильный физически, с крепкой дыхалкой и стальными нервами.

«Ничего, скоро сам всему научишься…» Это он про что? Это чему это я научусь лежа задом кверху? Кто я сейчас, он или она? Правильно ли я поступил? Что я буду делать с этим дальше?

«Мммммм» – издал он протяжный звук похожий на стон спящего, которому приснился дурной сон, довольно сильно несколько раз качнулся, обхватил правой рукой мой живот, левой впился в ягодицу и потянул на себя. Довольно чувствительно, я даже дернулся было вперед, пытаясь спастись от такого напора, но не тут-то было. Всем своим весом он валился на меня, руками дополнительно прижимая мое тело к своему. Таз его еще заметно подрагивал в том же направлении, что и минуту до этого, но уже далеко не с той интенсивностью, а я ощутил частые пульсации в своем теле где-то внизу живота. «Вот это даааа, вот это то, что надо» – шептал он. Я не отвечал, лежа раздавленный и втиснутый лицом в диванные подушки. Его правая рука все еще обхватывала меня, плотно вжимая в его внушительный живот. Левая – рассеяно оглаживала весь бок, от ребер до колен. Странное дело, все тело его кажется размякшим и расслабленным сейчас, а правая рука как настоящий капкан – мне кажется, что он меня стиснул как резиновую игрушку. Член он все еще не вынимал, хотя мне казалось, что он вот-вот должен обмякнуть. Хотелось протянуть руку и придерживая края презерватива освободиться от всего, чуть двинуть телом в сторону и соскочить с моего первого мужчины, закончить все и пойти в душ. Хотя, надо сказать, что я и сам запыхался довольно сильно, к лицу прилила кровь, в голове отчетливо пульсировало. Было странное чувство. Сейчас, когда я это пишу, я понимаю, я был просто сильно возбужден от всей этой возни и, кажется, даже перестал стесняться. В ту минуту я не чувствовал ни боли ни усталости. «Давай, тебе надо немножко подрочить, хочу посмотреть на тебя, как ты будешь метаться от кайфа…» Его левая рука взяла мою и стала толкать ее к моему паху. Правой он потянул меня на себя, перевернулся на спину, а я очутился наверху лежа спиной на его груди и животе. Все. Я держал себя рукой за пенис и, уже ни о чем не думая, двигал кожу на нем вверх и вниз. «Вот так, вот так» – приговаривал он вытягивая шею и пытаясь увидеть происходящее у меня в паху. «Аааааааа» – в глазах у меня замелькали звезды и мне стало все равно, что и как происходит сейчас, что происходило до этого и что будет со мной потом. Помню, как все тело мое выгнулось, я почему-то попытался перевалиться на бок. Но рука, моего партнера снова крепко меня держала. Когда, здравый рассудок ко мне вернулся, я застал себя в совершенно непредсказуемом до этого виде. Я так и лежал спиной на нем. Руками я обнимал его за бедра, его правая рука двигала мой член в кулаке, постепенно замедляясь, а левая, делала круговые движения на моем животе, ногах и в промежности. Кажется, он там размазывал сперму, которая стекала по ногам вниз, в паху у меня все было теплым и мокрым. А я… я целовал в губы моего любовника. Да я, да целовал, да любовника. Мы, и правда, теперь были любовниками. Не могу сказать, что мой поцелуй был безответным, он тоже целовал меня, но тут инициатива чудесным образом оказалась за мной. Так мы и лежали. Я, на это раз уже сам, своими руками, продолжал вжимать свое тело в его солидное пузо и терся носом о его шею и лицо, а он лениво поигрывал кончиками пальцев с моим членом и, кажется, довольно улыбался. Ко мне возвращался стыд.

А я думал, что в эту минуту было написано на моем лице? Что будет дальше? Когда же и чем все это закончится?

Константин Беленький

22.06.03 г. Москв